«Он пытался, я буду делать». Министр Ирина Высоких — о новой должности, бизнесе и недоброжелателях

«Он пытался, я буду делать». Министр Ирина Высоких — о новой должности, бизнесе и недоброжелателях

Она рассказала News.Ykt.Ru о своей компании, семье и о том, кто ее очернял в СМИ. 

Предприниматель, общественница Ирина Высоких назначена на должность министра предпринимательства, торговли и туризма Якутии 15 октября. 

Едва заняв пост министра, Ирина Высоких попала в ленту местного издания с заголовком «„Ты хайпанул круче!“ Министр и член „бостонской восьмерки“ померились уровнем хайпа». Речь идет о посте в FB, когда неоднозначная тема, поднятая одним из слушателей MIT от Якутии Сергеем Христофоровым, вызвала бурное обсуждение. Высоких выразила ему свою поддержку: «Ты хайпанул круче! <...> Держись там. Говорят, даже угрозы поступают».   

Ирина говорит, что не собирается резко меняться из-за новой должности. «Я — человек открытый. Им была и остаюсь. Отвечаю в мессенджере и в комментариях под постами, могу лично записать на прием. В то же время я понимаю, что мое положение поменялось и теперь отвечаю не только за себя. Я поддержала Сергея, потому что началась настоящая его травля. Мало того, некоторые заподозрили, что и я такого же мнения, как он. Но почему я не должна выразить поддержку в адрес хорошего знакомого? Это не означает, что я разделяю его взгляды и думаю, что он пишет правильные вещи».  

В этой же заметке вспомнили, что у нового министра запутанная история с дипломами. Высоких окончила филиал Московского государственного современного института экономики в Якутске. Училась заочно, чтобы иметь возможность работать, говорит она. Затем в 2017 году получила дополнительное образование в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ. Говорит, что имела возможность обучиться  на бюджетные средства, но выбрала программу МВА. Защитила диплом на «отлично». 

По словам Ирины, некорректная информация просочилась в сеть из-за публикации, когда она выдвигалась в депутаты гордумы в 2013 году. Она говорит, что не придавала этому особого значения, пока эту информацию не стали использовать в своих целях ее недоброжелатели. 

«К моим дипломам вопросов нет. Мои данные 33 раза проверили в департаменте кадровой политики администрации главы и правительства республики. Я горжусь своим образованием по программе МВА, тем, что была лучшей на курсе  — преподаватель попросил позволения использовать данные моей дипломной работы по бережливому производству на своих лекциях. Два года я жила на два города, одновременно работала и училась. Я поставила цель быть лучшей и добилась этого». 


Судя по рассказу, такую задачу Высоких ставила себе всегда. Ирина рассказывает, что в 10 классе нашла подработку после школы. Кафе располагалось на улице Строителей, недалеко от Дальней, где она жила с родителями. «Моя семья не очень обеспеченная. Чтобы иметь свои деньги, я устроилась официанткой в кафе „Бик“. Через неделю мой статус поменялся, стала вести учет. Когда принесла первую зарплату 2400 рублей, мама подумала, что журналистам хорошо платят — в то время я писала статьи в газеты „Юность Севера“ и „Наше время“. Потом ей позвонили из школы и нажаловались. Мама меня отругала. Но работу я не бросила». Министр рассказывает, что с детства хотела иметь собственное дело. А из увлечения журналистикой осталось хобби сочинять стихи и рассказы.  

В студенчестве Высоких снова устроилась на подработку. На этот раз в  заведение «Золотой дракон». Она говорит, что через пару месяцев ее повысили до администратора. «Тогда я перезнакомилась с местным бизнес- и политическим бомондом. Они ходили в казино. В то время наш ресторан был одним из крутых. Я завела знакомства, всегда расспрашивала у новых знакомых, как можно добиться успеха в бизнесе». 

Знакомство с предпринимателями и представителями крупных предприятий продолжилось на последующих местах работы Высоких. «В „Восточном экспресс банке“ был доступ к хорошей бизнес-литературе, мы проходили различные тренинги, а зарплата позволяла откладывать деньги». 

Воспользовавшись этими возможностями, накопив начальный капитал 236 тысяч рублей, Высоких в июле 2007 года открыла собственное предприятие, специализировавшееся на рекрутинге. «В банке я работала в отделе, обслуживающем юридические лица. Представители постоянно жаловались на проблему с персоналом. Поэтому я выбрала для своего бизнеса направление по подбору персонала. Выиграла на понижении первый тендер по расстановке кадров в „Дальсвязи“. Заказ перекликался с темой моей дипломной работы по ассессмент-центру». 

Позже Высоких перепрофилировала предприятие и стала заниматься предоставлением услуги по аудиту менеджмента и предприятий на соответствие сертифицированным стандартам качества, информационно-консультационных услуг. 

Самый крупный контракт, который вы заключили? 

— Были контракты, стоимостью пятьсот тысяч рублей. 

Максимальная чистая прибыль компании? 

 — Особо не помню. Миллиона три-четыре. Из этих средств тратилась на бизнес-образование, командировочные. Никогда не жалела денег на профессиональный рост.  Кстати, по компаниям тоже распространяется некорректная информация. Сначала я открыла «РосПрофи». В какой-то момент возникла проблема с приставкой «рос» — запретили ее использовать. После этого я зарегистрировала предприятие ООО «Центр Стандартизации Рост-Профи». С 2015 года все дела ведутся через эту компанию.    

Но в сводке «РосПрофи» есть запись, что на предприятии сменился директор и учредитель в октябре 2018 года. А прежним руководителем числитесь вы.  

— Эта компания была, но не работает много лет. Там баланс по нулям. 

А как вы объясните, что предприятие выигрывало госзаказы в 2015 и 2016 годах? 

— Вторую компанию мы открыли 8 июля 2015 года. Какой-то тендер «висел» на «РосПрофи».   

Написано, что контракт с Центром поддержки предпринимательства Якутии заключен в августе 2015 года на проведение мастер-классов по внедрению системы безопасности пищевой продукции ХАССП на 350 тысяч рублей. 

— До конца 2015 года компания работала. У меня там электронная подпись сохранялась, заключали через компанию маленькие контракты без тендера. 

Есть также информация, что документы по исполнительному производству по уплаченным налогам возвращались к взыскателю. 

— Там нет абсолютно ничего. Может, в 2017 году что-то было. Но там все чисто сейчас. 

(В специализированной базе данных за компанией «РосПрофи» числится с июля 2015 года несколько заключенных госконтрактов на общую сумму 1,1 млн рублей. Один из них заключен в апреле 2016 года. Заказчиками выступали Детская стоматологическая поликлиника, Медцентр Якутска, Центр поддержки предпринимательства РС(Я) и Бизнес-инкубатор РС(Я), — прим.ред.). 

Рассказывали случай: владелец одного из ресторанов жаловался, что заставляют заключить договор с вашей компанией. 

— Когда-то давно было недопонимание. Мы занимались внедрением системы пищевой безопасности ХАССП. Она стала обязательной, и внедрением в Якутске занималась только наша компания. И возможно, люди понимали это как навязывание услуги нашего предприятия. Позже появились другие компании с аналогичной деятельностью. Сейчас в этом направлении работают 3-4 компании.  

Говорите, что с детства мечтали иметь свой бизнес, судя по всему, успешно работали, почему согласились перейти в госслужбу? 

— Это мощный вызов самой себе. Интуитивно чувствовала, что такое предложение мне поступит. Мне звонили успешные предприниматели и говорили, что внесли предложение главе Якутии о моей кандидатуре. Сейчас я чувствую двойную ответственность: перед главой и людьми, которые высказались в поддержку моей кандидатуры. Это меня сильно мотивирует, ведь в зарплате я потеряла в разы. 

Координационный совет по предпринимательству при главе РС(Я) вносил прежнему руководству министерства предложения, почти пошагово прописывали, как можно изменить сроки по техприсоединению объектов к газовым сетям. Но всегда было такое впечатление, что кто-то наши рекомендации кладет под сукно и благополучно забывает об этом.  

Мне сейчас хочется построить систему, которая действительно работает, привязать премии сотрудников к KPI. 

Об этом в свое время говорил бывший министр Антон Сафронов.  

— Но ничего не сделал. 

Почему ничего не сделано? 

— Не могу сказать, что в этом виноват один Антон Сафронов. Чтобы что-то сделать, необходимо эффективное межведомственное сотрудничество. Порой, говорят, согласование документа длится три месяца. Меня это сразу напрягло. Поговорила на эту тему с Солодовым (Владимир, премьер-министр, — прим.ред.). Он сказал, так было, но больше так не будет. И, действительно, мы должны изменить систему, найти синергетический эффект. Хорошо, что все в команде друг друга знают, можно договариваться. 

Первое, что я сделала в министерстве, — разобралась с контрольными поручениями. Неисполненных поручений было 49. Были даже документы за 2013 год. За три дня разобрались и снизили показатель по этим поручениям в два раза.   

Из сказанного вами можем ли сделать вывод, что прежнее руководство плохо работало? 

— Вы можете хоть какой вывод сделать, но я бы не хотела критиковать. В любом случае ответственность за эти проблемы беру на себя, неважно, кто их создал. 

Теперь вся критика посыплется в ваш адрес. А чиновников не ругает, по-моему, только ленивый.  

— Когда я была общественником, меня ругали не меньше. А еще заказывали в СМИ. За это время нарастила толстую кожу. 

Поясните про заказ. Кто вас заказал? 

— Говорят, монополисты, которым не понравилась моя аналитика о тарифах. Мне давали послушать диктофонную запись, показывали скрины переписки. Там озвучивались суммы от 60 тысяч рублей. 

Речь идет о тарифах на газ? (Ирина Высоких от общественной организации предпринимателей «Опора России» выступала за пересмотр тарифов на газ для субъектов малого и среднего предпринимательства). 

— Да. Мое упорство привело к тому, что Егор Борисов [бывший глава Якутии] сдался, создал рабочую группу при правительстве, куда вошли я и общественница Наталья Местникова. Мы совместно с Госкомцен республики собрали аналитику, сделали заключение, выработали рекомендации и направили в ФАС России. Сейчас ждем вердикт. 

Отрасль знаете изнутри. Как считаете, какие проблемы нужно решить первостепенно?  

—  Нужны длинные деньги, надо решить вопрос техприсоединения, если мы считаем, что необходимо развивать производство, а также вопрос информирования предпринимателей о мерах господдержки. Даже я, человек, который постоянно состоял в общественных организациях предпринимателей, в координационном совете, о некоторых из них узнала сейчас. 

А разве информирование — это не ответственность в том числе общественников от предпринимательства? 

—  Вы хорошую тему затронули. Дело в том, что в районах координационные советы — не про бизнес вовсе. Там состоят муниципальные чиновники, их друзья либо люди, держащиеся всегда около местных властей. 

Мы это будем менять. Состав координационного совета по предпринимательству при главе республики тоже почистила, убрала оттуда многих чиновников, остались предприниматели.  

У вашего министерства много подведомственных учреждений. Сколько денег расходуется на их содержание? Какая польза от них? 

— На данный момент у меня большие вопросы к Национальному туристско-информационному центру «Якутия». Заходила к ним в офис еще до назначения. Это я решила прогуляться по подведомственным учреждениям, потому что знала, что рассматривается моя кандидатура на пост министра. Так вот, сотрудники сидели абсолютно расслабленные, болтали по телефону. 

Чем занимается этот центр? 

— Он отвечает за организацию событийных мероприятий, таких как, например, «Зима начинается с Якутии», «Дни Дальнего Востока». Центр должен заниматься привлечением туристов в республику. Но хотя проектов и много, работа не структурирована и ведется бессистемно. 

Мы переформатируем деятельность этого центра. Он должен играть первую скрипку среди всех операторов туристской отрасли республики. Станет координатором всех мероприятий, событийных, гастрономических фестивалей. Совместно с российскими и зарубежными туристскими офисами центр должен кратно повысить уровень привлечения туристов в Якутию из зарубежных стран, обеспечить узнаваемость региона для туриста. На содержание этого центра в год расходуется четыре миллиона рублей.   

А на Бизнес-школу сколько средств тратится?  

— 11 миллионов. Предприниматели хорошо отзываются о работе Бизнес-школы. Она имеет образовательную лицензию, много готовых программ для начинающих предпринимателей. Но у нее нет программ для действующих предпринимателей. Я, например, никогда там не училась, потому что для предпринимателя моего уровня и опыта не предлагалось ничего. Сейчас это поменяется: в декабре мы привезем крутых тренеров из «Деловой среды». 

Не очень понимаю, зачем держать ведомственное учреждение, если можно учиться дистанционно. Кроме того, эти 11 миллионов можно потратить на организацию бизнес-семинаров с участием внешних тренеров. 

— Организация семинаров требует больших расходов. Минимум 100 тысяч рублей стоит разовое выступление у хорошего бизнес-тренера, не считая расходов на перелеты, проживание и на выполнение райдера. 

В Бизнес-школе работают четыре специалиста, имеющие аккредитацию «Корпорации МСП». Их программы пользуются популярностью у предпринимателей. Никто особо не хочет проходить вебинары, надо мотивировать предпринимателей обучаться. Важно донести, что бизнес-образование — это важное составляющее предпринимательского успеха. Не представляете, какого уровня приносят бизнес-планы на комиссию по субсидиям и льготным кредитам. Люди не могут отличить рентабельность от ликвидности. 

Слушайте, зачем в таком случае становиться предпринимателем. Он, наверное, сам должен быть мотивированным и понимать, что, оставаясь на одном уровне, будет меньше зарабатывать. Зачем из-под палки обучать людей лишь для того, чтобы был хлеб для подведомственного учреждения. 

— Мы на федеральные деньги организовываем обучение, выигрываем конкурсы. Программы Бизнес-школы востребованы. Многие предприниматели направляют туда обучаться персонал на бесплатные тренинги. Отмечу, осознание важности бизнес-образования приходит с возрастом — со мной на параллельном курсе МВА учился известный ресторатор Александр Скрипин. Он, несмотря на солидный предпринимательский опыт, продолжает учиться, не останавливается в своем стремлении получать новые знания. Это хороший пример для всех предпринимателей. 

Сейчас нам важно добиться результата, чтобы предприниматели не покупали бизнес-планы, а сами разбирались в цифрах и знали, куда им надо развиваться. 

В целом, планирую запустить аккредитацию сотрудников подведомственных учреждений, а также пересмотреть деятельность самих ведомств, потому что многие функции у них дублируются. 

Антон Сафронов попытался наладить сотрудничество крупных корпораций с местными предприятиями. Вы будете продолжать работу в этом направлении?  Есть предприятия, которые могут выступить подрядчиками для крупных компаний? 

— Буду не пытаться, а делать; он пытался, но не получилось ничего. Мы сейчас прорабатываем вопрос объединения небольших предприятий, чтобы у них была возможность брать большие лоты. Как это делает «Сахаагропродукт» и берет заказы на поставку молока. И почему бы не объединиться производителям сыров, к примеру? На конференции, которую мы устраиваем 8 ноября, будем объяснять малому бизнесу, как заработать на таких заказах, а крупному — как они могут дробить лоты. В работе семинара планируется участие руководителей и представителей АК «АЛРОСА», «Ростелекома», «РусГидро», «Теплоэнергосервис». Методическую помощь нашим предпринимателям окажут представители «ЕЭТП», РТС-тендер, «ТЭК-Торг».  

Заказчикам же невыгодно дробить лоты ради местных предпринимателей. 

— Им невыгодно. Но наша  задача в том, чтобы найти точки взаимовыгодного сотрудничества. У меня есть понимание, как это сделать. Но это однозначно не быстрая история.  

Поскольку вы упомянули про сыр. Знаю, сыр производят в Олекминском, Амгинском и Вилюйском районах. Как они могут объединиться и куда могут поставлять свою продукцию?  

— Сыр, скорее, как пример привела. Я пока не слышала, чтобы сыр крупными партиями заказывали. Можно овощи большими лотами закупать. Сейчас крупные заказы по северному завозу выигрывает «Якутоптторг». Если часть заказов уйдет малому бизнесу, было бы неплохо. В цене мы точно выиграем, плюс предприниматели получат доход. Но здесь главное, чтобы такое решение не повлияло на качество и не пострадали люди.     

Если предприниматели надумают объединиться, создадим точки сбора продукции из нескольких районов. Кроме того, надо масштабировать бизнес самозанятых. Сами они не знают, как это делать, а мы не знаем, что они существуют и работают.   

Как бы могли сотрудничать недропользователи с местными производителями? 

— «Колмар» хочет закупить бутилированную воду. 

Антон Сафронов, приходится его вспоминать в течение разговора, говорил, что компания «АЛРОСА» закупила пробную партию бутилированной воды. Чем закончилась история? 

— Насколько я знаю, ничем. 

Рубрика «Ешь, молись, люби» 

Мои любимые цветы — ирисы. К розам тоже отношусь хорошо. Муж чаще дарит розы, поскольку в Якутске ирисы не всегда могут быть свежими и моего любимого оттенка. 

Из ароматов предпочитаю Kilian.  

Видимо, сказываются корни — моя бабушка из Среднеколымска — люблю блюда из якутской кухни. Знаю место, где даже летом можно найти качественный салат «Индигирка». 

Всегда читала много. Сейчас в основном читаю бизнес-литературу. Любимое произведение: «Собачье сердце» Михаила Булгакова.

Три раза была на ленкомовской постановке «Юнона и Авось». Три раза рыдала во время сцены расставания. Застала Резанова в исполнении Николая Караченцова, позже смотрела — Дмитрия Певцова. 

Работаю под классическую музыку. Мне очень хорошо думается под произведения Моцарта. В детстве училась в музыкальной школе в классе фортепиано. Толерантна ко всем жанрам музыки, но больше предпочитаю рок-творчество Кинчева, БГ. А в караоке лучше всего получается петь песни Земфиры. 

Любимые фильмы: «Хороший год» с Расселом Кроу в главной роли и «Трамвай „Желание“» с Вивьен Ли. 

Женщина, которая вдохновляет, — политик Маргарет Тэтчер. Кстати, у нее тоже были теплые отношения с супругом. 

Водительских прав нет. Машину не вожу, у меня есть водитель.  

 

Бывало так, что в вас в первую очередь видели красивую женщину и только потом делового партнера?  

— Может быть, когда-то такое было. Деловая среда давно знает меня как общественницу и бизнес-партнера. При новых знакомствах ощущала некоторую снисходительность поначалу. Но когда начинаешь работать или обсуждать политические темы, то отношение меняется. Намного полегчало, когда появилось обручальное кольцо на пальце. Оно отбивает желание видеть во мне только женщину.  

Как зовут вашего мужа, и где вы познакомились? 

— Константин. Мы познакомились в спортклубе «Фитнес-лайф». Я думала, что не выйду замуж никогда, буду заниматься карьерой. Не думала, что смогу найти человека, который бы отвечал моим требованиям в личностном плане и примеру семейной идиллии, сложившейся у моих родителей. Они никогда не ссорились, до сих пор называют друг друга нежными словами. Я не знаю, что такое алкоголизм в семье. И на этом фоне где-то за бортом люди разводятся, делят детей и имущество. Поэтому я решила: либо как у родителей, либо никак. Получилось как у родителей: мы с мужем оказались родственными душами. Мне очень повезло с ним, как, надеюсь, и ему со мной. 

Поженились два года назад. Затем обвенчались — мы оба воцерковленные люди. Когда съехались, объединили наши иконы. 

Сейчас муж работает представителем одной компании в другом регионе. С моей новой занятостью я не смогу выезжать к нему, поэтому он возвращается в Якутск. На самом деле у него были планы открыть свой бизнес. Но я настояла, чтобы он сменил род занятий, чтобы избежать каких-либо подозрений в моей ангажированности. 

Вы сказали, что всегда старались быть первой. Почему? 

— Видимо, причина в перфекционизме. Всегда чувствовала большую ответственность за то, что делаю. 

Мне хочется построить самообновляющуюся и саморазвивающуюся систему, которая бы работала так, что отпала бы необходимость в министерстве, в бюджетных, казенных учреждениях, а бизнес-климат был такой, что к нам бы стремились предприниматели из других регионов.  

Фото Вадима Скрябина

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: 80
Это интересно
Обратная связь