Олово со дна моря: как в Якутии добывали «стратегический металл»

Олово со дна моря: как в Якутии добывали «стратегический металл»

В 70-х годах XX века морские горняки первой в СССР экспериментальной плавучей установки добывали олово со дна залива Ванькина губа на берегу Северного  Ледовитого оке­ана. Наступление на континентальный шельф началось… из Жатая.

К морским кладовым: как все начиналось

Инициатором создания Северного морского разведочно-эксплуатационного предприятия в Якутии и его первым директо­ром стал талантливый инженер-кораблестроитель Евгений Викторович Батиевский. Новиз­на проблемы — подводная добыча полезных ископаемых со дна океанов и морей — отпуги­вала многих советских специалистов, но, что­бы не отстать от Запада, где подводные рос­сыпи алмазов, платины, золота, олова уже эк­сплуатировались вовсю, в Московском горном институте была создана проблемная лабора­тория. К работам были также подключены не­дюжинные научные силы — институт «ГИРЕДМЕТ», «Проектгидромеханизация», «ВНИИПРОЗолото», Центральное научно-технологичес­кое бюро министерства речного флота и дру­гие.

Результаты зарубежного опыта наступления на континентальный шельф впе­чатляли: уже в 70-е годы из-под воды извлекалось около 20% нефти, в США — 90% платины, в Юго-Западной Африке — около 20% вало­вой стоимости мировой добычи алмазов за рубежом. Но больше всего добывается морское олово. На суше разведан­ных запасов этого металла осталось мало, и они будут израсходованы в ближайшие два-три десятилетия. В то же время вдоль берегов Юго-Восточной Азии проходит мощный Тихоокеанский оловорудный пояс, где началась наиболее интенсивная добыча подводного олова.

Принять окончательное решение советских руководителей убедила «эконо­мическая составляющая». Стране не хватало олова, потребность в «белом металле» покрывалась за счет импорта из Китая и других стран. Было подсчитано, что разработка подводных россы­пей касситерита — оловоносного песка — оказывается рентабельной, даже если со­держание олова в них в 30-35 раз ниже, чем в сухопутном месторождении. Ведь для их эксплуатации не требуется строительство дорогостоящих шахт или рудни­ков. Зачастую оловоносный песок в море можно добывать даже без вскрыши. От­падает необходимость дробления породы, что требует значитель­ных затрат электроэнергии и средств на ремонт дробильных механизмов. Экономятся также средства на водоснабжение, которое для горно-обогатительного предприятия порой бывает очень дорогостоящим. К этим преимуществам до­бавляются еще два: подводные россыпи могут быть разведаны и введены в эксплуа­тацию быстрее, чем на суше, а для личного состава плавучего горно-обогатитель­ного предприятия не надо строить поселок. После отработки месторождения оно просто поднимает якоря и переходит на другое. На сухопутных россыпях по оконча­нии работ гибнут почти все капитальные сооружения: дороги, мосты, здания, водо­провод, канализация, и на новом месте все нужно начинать заново.

Наступление на континентальный шельф начинается из Жатая

Одним из перспективных месторождений страны признана была Чокурдахская прибрежно-морская россыпь касситерита в море Лаптевых, открытая в послевоенные годы. В 1973 году было создано Северное морское разведочно-эксплуатационное предприятие «Севморолово», основ­ной задачей которого стала отработка технологии добычи и обогащения олова с мор­ских глубин и подсчет запасов месторождения.

Работници РЭП "Севморолово" во главе с И.Р.Кычкиным

Для извлечения подводного олова нужно было переоборудовать в пла­вучее добычное предприятие какое-то судно. Оно должно было быть недорогим.

Выбор пал на лихтер «Горняк». Крепкий корпус с со­лидными ледовыми подкреплениями, огромные трюмы, где можно было легко разме­стить необходи­мое оборудование и механизмы, про­сторная и прочная палуба, способная принять на себя вес горно-обогатитель­ных и добычных агре­гатов — все это плюс невысокая цена определили дальнейшую судьбу судна. Из Тикси, где он был приписан, лихтер перевели на Жатайский судоремонтный за­вод. Именно здесь начиналась вторая жизнь «Горняка», и именно отсюда вышло в рейс первое в СССР морское плавучее предприятие по подводной добыче олова.

Е.В.Батиевский вел авторское сопровождение строительства буду­щего горно-обогатительного судна, «прописавшись» на заводе. Вот как он вспоминал об этом времени: «Рельсы лопались, не выдерживая огромной тяжести. Пока судно подни­мали из воды по наклонной части слипа, сюрпризов не было. Но после перестанов­ки на горизонтальные пути шпалы стали продавливать грунт, рельсы гнулись и сталь не выдерживала. Морское судно было слишком велико и тяжело для скром­ного слипа Жатайского судоремонтного завода.

Но начальник слипа И.И.Тупицын и его коллеги В.В.Кержинов, Т.А.Ларионов, В.Д.Меркурьев, В.П.Макаров, М.С.Корольков действовали четко, без лишней суеты. Хотя и медленно, но судно двигалось. Шпалы подкрепляли, лопнувшие рель­сы заваривали или заменяли. Начатый 29 сентября 1970 года рекордный для завода подъем судна благополучно завершился 12 октября. Наступление на континентальный шельф начинается прямо из Жатая».

В постройке «Горняка» участвовали многие предприятия страны. Горьковский завод «Двигатель революции» дал дизельные генераторы, ленинградские заводы поставили насосы, землесосы изготовили заводы города Рыбинск и далекой Венгрии, горное оборудование сделали в Новосибирс­ке, Воронеже, Уфе, Караганде, Владивостоке.

Как «Петродворец» оказался в Арктике

Работникам «Севморолово» довелось трудиться в действительно экстремальных условиях. Плавучая обогатительная фабрика представляла собой параллелепипед из гофрированной жести с высоченными вертикальными стенами. Оборудование — примерно такое же, какое бывает на обычных обогатительных фабриках: приемный бункер, грохот, сепараторы, гидроциклоны, концентраторы, отсадочные машины. Однако морская специфика — работа в условиях постоянной качки и крена — внесла в жизнь горняков свои коррективы.

Все оборудование пришлось накрепко приварить к полу, чтобы не ходило ходуном. Часто приходилось вступать в неравную битву со стихией во время штормов и отвоевывать суда в битве со льдами. Есть такое понятие — «нагонная вода», в море такое происходит периодически. Ей под силу выбрасы­вать на берег целые корабли. Но больше всего на Ванькиной губе доставалось плавучему землесосу, который был не в состоянии работать даже при относительно неболь­шой волне: первый же шторм разрывал пульпопровод.

Кроме того, морским горнякам приходилось мириться со всеми особенностями Арктики: переживать долгие полярные ночи на судне, которое раньше вообще не эксплуатировалось в морозы, обеспечивать себя пресной водой, что было серьезной проблемой, жить и работать, неделями не получая вестей из дома из-за непогоды.

На этом уникально-экстремальном предприятии уникальным было все — и история его создания, и люди, и технологии.

Теплоход "Петродворец"

«О теплоходе "Петродворец", бороздившем моря Якутии в 70-е годы и кор­пус которого до сих пор покоится в Ванькиной губе, ходили легенды, — вспоминал почетный гражданин РС(Я), Герой Социалистического труда Тарас Гаврилович Десяткин, который 40 лет возглавлял производственное объединение "Якутзолото". — Считалось, что он принадлежал лично бывшему президенту Финляндии К.Маннергейму, был его яхтой в годы войны. В 1945 году судно забрали у финнов в счет репараций, после чего оно и стало «Петродворцом».

Технические характеристики судна впечатляли: водоизмещение — 2442 тонны, длина — 77,5 метров, ширина – 12 метров, осадка — 5,24 метра. Два дизеля мощностью 2500 лошадиных сил, скорость — 13 узлов (чуть более 20 км/час).

Когда встал вопрос о плавучей базе для «Севморолово», лучшего и желать было нельзя. Но получить «Петродворец» оказалось непросто. Министерство морского флота не могло передать его «Минцветмету», потому что в этом случае морякам не хватит двух тысяч тонн метал­ла... к плану сдачи металлолома. В итоге министры договорились, что вместе с судном «Минцветмету» перейдет и обязанность сдать его на металлолом.

На этом препоны не закончились. Представитель регистра, который на­ходился в Тикси, не разрешал «Петродворцу» переход к месту его новой стоянки — заливу Ванькина губа. Спросили: в каком случае он даст разрешение? Ответ был неожиданным: «Мы слышали, что "Якутзолоту" выдели­ли автобусы. Если бы один "ПАЗик" отдали нам, судно стало бы годным для разового перехода».

Вот так бывший «финн» оказался в Арк­тике.

Бунт на корабле

Первый директор «Севморолово»  Е.В.Батиевский не смог найти общий язык с рабочими. Интеллигентность и мягкость Евгения Викторовича не позволили ему удержать в строгих рамках кол­лектив рабочих, основная масса которых была контингентом трудным и недисцип­линированным. Назревал в прямом смысле слова бунт на корабле. Поэтому 23 октября 1974 года прика­зом начальника «Якутзолото» Т.Г.Десяткина предприятие возглавил опытный горняк, первопроходец золотого Айхала, жесткий и требовательный Илья Романович Кычкин.

Новый директор навел на судне образцовый порядок, установил жесткую дисциплину, организовал бесперебойное горячее питание и обеспечение спецодеждой. Сильнее любых нравоучений сработало одно из лучших качеств Ильи Романовича — справедливость.

И.Р.Кычкин и директор института "Якутзолотопроект" Г.А.Паулин

На Ванькиной губе довелось побывать младшему брату нового директора — Владимиру. Заслуженный работник народного хозяйства РС(Я), кавалер ордена Трудового Красного Знамени Влади­мир Романович Кычкин вспоминает: «После окончания 2 курса производственную практику проходил на Ванькиной губе. Брат по­ставил меня руководить бригадой, рывшей котлованы на берегу, ос­новной костяк которой составляли мужики лет по 50. Мне было 22. Работали по 12 часов в сутки, а результаты нашего труда свела на «нет» вечная мерзлота: наутро на месте ямы под будущий котлован была жижа. Что делать? Я постоял, почесал голову и говорю: «Будем де­лать опалубку».

Мужики в крик: «Какая опалубка?! Что ты придумал? Это не пойдет!» В это время с корабля на берег спускается Илья. Мужики к нему: «Илья Романович, посмотрите, молодой бригадир какую-то опа­лубку сделать предлагает. Ведь не получится!»

Брат спокойно отвечает: «Вот ты — сколько лет здесь, на вечной мерзлоте, работа­ешь?» Тот отвечает: «Три года». «А ты?» — обращается Илья к другому. «Два», — отвечает бородатый мужик. «А вот он, — брат показал на меня, — всю жизнь на этой вечной мерзлоте прожил. Как сказал, так и делайте!» И пошел дальше. Это доверие меня вдохновило: котлованы мы про­шли успешно.

В.Р.Кычкин

«Илья был очень хозяйственным, не терпел беспорядка. Каждый день вставал в 4 утра, пешком шел по берегу залива, а когда возвращался, разда­вал рабочим наряды: собрать брошенный металл, остав­ленные бревна. Точно не знаю, сколько километров он так проходил ежедневно, наверное, 20. От его хозяйского глаза ничто не ускользало».

Илью Романовича отличало отличное чувство юмора. Так, с наступлением холодов на плавфабрику понадобилось доставить спирт. Связались по рации с Депутатским, запросили. Через день И.Р.Кычкина вызвали в КГБ:

- Вы почему пользуетесь открытой связью?

- Да ведь у нас никакой другой нет! — ответил он.

Особист некоторое время размышлял, потом сказал, что так нельзя: Амери­ка рядом, граница, а вы — про водку да вино. Нехорошо. Надо как-то зашифровывать. После «шифрования» от Кычкина в эфире можно было услышать, как «Горняк» просит доставить на борт 5 ящиков «первоисточников марксизма-ленинизма» и 10 ящиков «легкой художественной литературы».

Сколько «весят» кладовые Нептуна?

«И.Р.Кычкин возглавлял «Севморолово» более 3 лет, — рассказывает работавший тогда в техническом отделе производственного объединения «Якутзолото» Владимир Львович Кузнецов. — Помню, как он приезжал в «Якутзолото» с отчетами о деятельности предприятия и критиковал руководство объединения по вопросам материально-технического снабжения и научного обеспечения технологических про­цессов. Предприятие полностью выполнило поставленную пе­ред ним задачу: за это время было добыто около тонны концентрата. И не вина Ильи Романовича, что некото­рые технологические вопросы остались нерешенными. Так, одной из основных причин того, что РЭП «Севморолово» как добычное предприятие не состоялось, стала неспособность земснаряда «Малютка» разработать дно залива, которое было усеяно твердыми ракушниками.

Капитан-директор РЭП "Севморолово" И.Р.Кычкин

В 1977 году на предприятии побывал заместитель министра цветной металлургии СССР П.Т.Жмурко. Как назло, перед его посе­щением прошел сильный шторм и корабли разбросало по всей бухте. Это ста­ло поводом для ликвидации «Севморолова» как опасного и нерентабельного производства.

В те годы решения руководства не обсуждались: с «легкой» руки министра цветной металлургии СССР Петра Фадеевича Ломако экспериментальное предприятие было упразднено. Я ездил с комиссией на Ванькину губу закрывать «Севморолово». Илья Романович был расстроен: у него были свое видение и предложения по подводной добыче полезных ископа­емых в перспективе.

Вот как оценивал результаты уни­кального эксперимента Т.Г.Десяткин: «Впервые в мире нами была произведена успешная попытка добычи оловянных конкреций со дна моря. Но в тоже время это один из примеров некачественной раз­ведки, результаты которой утверждали: дно бухты составляет легкоразмываемый пе­сок, в котором содержится олово. Если постепенно заглублять приемное устрой­ство, песок будет как бы подтекать к фабрике, и можно без особых затрат добывать олово в течение нескольких лет. На деле песок оказался связанным плотным илом, проложенным плитняком и валуна­ми, а запасы оказались значительно меньше.

Герой Социалистического труда, генеральный директор ПО "Якутзолото" Т.Г.Десяткин

При этом работа «Севморолово» доказала, что добыча металла на шельфе возможна и будет обходиться намного дешевле — воды вдоволь, не нужно стро­ить фабрику на веч­ной мерзлоте, думать о рекультивации и обустройстве хвостохранилища. Когда будет изобретена и создана мощная морская техника и разра­ботаны новые технологии добыча олова с морских глубин возобновится. В будущем это будет выгодно».

В Мировом океане, который покрывает без малого 71% поверхности Земли, содержится невероятное количество минералов: в сред­нем на одного жителя планеты приходится около 15 млн тонн. В морской воде растворено более 70 элементов — почти вся периодическая таблица Менделеева. 

Как отметил бывший генеральный директор национального агентства Франции по эксплуатации океанов Ив Ла Прери, «вскоре океан станет столь же необходим для существования, как воздух и свет, земля и растения. Но сегодня многие даже не подозревают об этом».

По материалам книги "Память сердца" подготовила 

Нинель ГУСЕВА

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
28
Сообщите нам
Лучший комментарий
JAISON
Наконец хороший, познавательный материал! )))
Надоели все эти скандалы, интриги, расследования
Комментарии 17
  • BelkaSandy 13.10.2018, 15:26
    Слишком длинная статья. На фото точно "работници "Севморолово"? Какие страшненькие
  • Добрыхделмастер Николас Бредли 13.10.2018, 15:26
    По сравнению с "людьми-глыбами" даже недавнего прошлого измельчал народец нынче....тренд на мастеров "лизинга" сейчас.....
  • mayatnik Дормидонт Ейзенштейнович 13.10.2018, 15:28
    Очень познавательно. Для бурения на шельфе моря Лаптевых нужно возводить искусственные острова. Можно совместить эти два подхода. Олово и нефть.
  • sgushchenka 13.10.2018, 15:34
    Кычкин который в НижнеЛенское работал? Или родственник?
  • respublika2010 13.10.2018, 15:37
    Наверно сильно загрязняли.
  • JAISON 13.10.2018, 15:45
    Наконец хороший, познавательный материал! )))
    Надоели все эти скандалы, интриги, расследования
  • Ninelle_Ykt 13.10.2018, 15:56
    sgushchenka, директором Нижне-Ленского работал брат Ильи Романовича, Владимир
  • Немного неправильно.Я был в составе первой группы исследователей от ИФТПС,горного отдела.И летали мы туда в 1973 году в составе представителей МГУ и нашего института.Затем только значительно позже туда пригнали под общежитие Петродворец(немецкое судно по репарации),на котором я когда-то юнгой в 60 годах ходил по черноморскому круизу Одесса-Батуми.С шикарной отделкой из орехового дерева.А.Павлов мог бы описать в подробностях этот корабль и о Батиевском,о котором готовил книгу.Я тоже его хорошо знал,капитан директора по ЯТГУ.
  • Мохоноотка алексей томский 13.10.2018, 19:37
    Я лично видел этот корабль 2009 году Ванькине губе, до сих пор там стоит :) на буранах зимой.
  • Мохоноотка алексей томский 13.10.2018, 19:39
    Усть-Янском улусе это.
  • Gohstahs 13.10.2018, 19:45
    Капитан первого ранга Батиевский Е.В. и главный инженер ПО Якутзолото Дрон А.Я (на первом групповом фото справа) были очень интересные люди и высококвалифицированные специалисты.
  • PetroMan 13.10.2018, 19:55
    «Горняк» просит доставить на борт 5 ящиков «первоисточников марксизма-ленинизма» и 10 ящиков «легкой художественной литературы». Эх, были времена... Попробуйте-ка сейчас на рабочем месте "почитать эту литературу" в коллективе - увольнение обеспечено!
  • Gohstahs 13.10.2018, 20:53
    Gohstahs, на втором групповом фото
  • tylen 13.10.2018, 21:08
    Как всегда, у Гусевой хороший материал. Всегда интересно и познавательно. Спасибо.
  • vsk И И 14.10.2018, 07:59
    Настоящие люди!
  • Brodiyaga1 петр 14.10.2018, 09:30
    Батиевского знал ЛИЧНО. Для меня он пример настоящего инженера. И Человека - с большой буквы. Я очень счастливый человек - потому что встречался, общался с такими ВЕЛИКИМИ людьми.
  • john_nik 15.10.2018, 14:17
    ОЧЕНЬ ПОЗНАВАТЕЛЬНО ДАВАЙТЕ ЕЩЕ!!!!
Обсуждение завершено по истечении срока давности публикации
{{nick}}
{{name}}
{{regdate}}
{{rtm}}/5
Рейтинг
{{comments}}
Комментариев
{{penalty_count}}
Нарушений
{{plus}}
{{minus}}
Реакции на комментарии этого пользователя
Мы в соцсетях
Обратная связь