Режиссер Алексей Романов: «Наши прадеды были более открытыми и доверчивыми»

Режиссер Алексей Романов: «Наши прадеды были более открытыми и доверчивыми»

В Якутии экранизировали известный каждому якутянину роман-эпопею Николая Мординова-Амма Аччыгыйа «Сааскы кэм» («Весенняя пора»). В интервью News.Ykt.Ru режиссер Алексей Романов рассказал о том, с каким трудом он нашел актера на роль главного героя и чего стоит ожидать от экранизации знаменитого романа. 

Премьера фильма, который выйдет в прокат под названием «Детство, которое мы не знали», состоится в Якутске 6 апреля. 

К экранизации известного романа съемочная группа подошла более чем обстоятельно. Режиссером картины выступил первый профессиональный режиссер Якутии, человек, с которого начался «Сахавуд», — художественный руководитель «Сахафильма» Алексей Романов. 

Очень долго создатели фильма искали мальчика на роль Никиты Ляглярина. В масштабном кастинге приняли участие более 200 детей из разных районов республики. Ни один из них в итоге не подошел. 

Алешу Петрова — мальчика, который идеально подошел на роль Никиты, — Романов нашел совершенно случайно. 

— На кастинге было больше 200 детей. Но никто из них не подходил. Я тогда был в упадническом настроении — боялся, что мы не так и не найдем мальчика на главную роль. 

Требования к актеру на роль Никиты были настолько высокими?

— Конечно, представьте себе: ребенок с первых минут фильма и до финальных титров — на первом плане, он — центральный герой всей истории. От него зависело очень многое.

Нам было нужно, чтобы ребенок органично смотрелся в кадре, очень хорошо говорил по-якутски, подходил по типажу.

Как вы в итоге нашли Алешу?

— Мы нашли его уже после официального кастинга. Когда я был в Таттинском улусе, его родители передали мне флешку с фотографиями. Я вернулся в Якутск и совсем забыл об этом. Позже вспомнил о ней, увидел его снимки и понял: «Вот же он, мой главный герой!».

Найти детей на другие роли было уже не так сложно?

— Почему же, были сложности. Кастинг показал, что современные дети очень домашние. Они и внешне, и по поведению очень сильно отличаются от своих ровесников, живших в начале XX века.

Мы посмотрели очень много дореволюционных фотографий. Дети того времени были совершенно другими. Загорелыми, крепкими, скуластыми. Поэтому было очень сложно отобрать 12 детей на роль учеников школы.

Экранизация классического романа, который в школе читал почти каждый якутянин, — колоссальная ответственность. Это вам не мешало?

— Груз ответственности я ощутил сразу после того, как согласился работать над этим проектом. Это действительно большой, эпический роман, известный больше старшему поколению.

Но главная сложность была связана даже не с ответственностью. Дело в том, что роман написан в советское время, а это значит — совершенно другое видение, другие реалии, вдобавок еще влияние цензуры. 

Вначале нам нужно было по-новому прочитать книгу, переосмыслить ее, сделать акцент на моментах, актуальных сегодня, и только затем попробовать переложить это произведение на язык кинематографии. Важно было при этом сохранить дух книги и наиболее важные идеи и мысли автора.

Фильм будет вольной интерпретацией романа или зрителям стоит ожидать дословной экранизации?

— Еще перед съемками мы сразу оговорились, что фильм будет снят по мотивам романа. Чтобы экранизировать такое большое произведение, нужно снять фильм из восьми или десяти серий. Поэтому было решено взять только первую часть романа — о детстве Никиты.

Мы сохранили основную сюжетную линию, но у нас совершенно другой подход к событиям, описанным в романе.

Все-таки режиссер — это исследователь жизни, в фильмах он создает свой мир. В том числе и тогда, когда он работает не с оригинальным сценарием, написанным с нуля, а с готовым произведением. 

Насколько вам лично интересна та эпоха?

— 1917 год — это революционные события, большие перемены, борьба идеологий. В каком-то смысле то время похоже на наше. И сейчас происходят всякие пертурбации — реформы и волнения в других странах.

Интересно то, как все эти события повлияли на Никиту. Ведь он родился и вырос в традиционной среде. Родители были заняты работой, его воспитывала бабушка Дарья — сказительница, знаток народного фольклора. Она старается привить внуку традиционные ценности, которые мы начали сегодня утрачивать. 

Но этот фильм не только о традициях народа саха, это история, в которой есть и первая любовь, и предательство — в общем, вещи, знакомые каждому. 

По сути, это действительно вневременная идея — на глазах ребенка рушится старый мир и строится совершенно новый. 

— Да, все события в фильме показаны через призму восприятия ребенка.

Мы хотели показать, как по мере взросления меняется сознание ребенка, как он воспринимает события и перемены вокруг, что влияет на его решения и поступки. 

«Мординов был под давлением цензуры»

В прошлом году СМИ писали, что фильм выйдет в прокат под названием «Детство, которое мы не знали». Это рабочее название сохранится? 

— Мы решили его оставить. У меня спрашивали, как нужно понимать это название.

Если сейчас взять любого молодого человека и спросить, знает ли он, каким было детство его деда или прадеда, он с вероятностью 99% не сможет ответить. 

Для меня было важно достоверно отразить в фильме то, как жили люди в то время, — какими были их ценности, как они воспринимали мир, чтобы молодежь знала, какой была жизнь их предков.

Вы сказали, что в фильме вы сосредоточитесь именно на детстве Никиты. Не будет продолжения, в котором мы увидим, как он взрослеет, едет на учебу? 

— Скорее всего, не будет. В своих воспоминаниях Амма Аччыгыйа писал, что ему больше нравится именно первая часть романа о детстве Никиты.

Как он это объяснял?

— Замысел писателя был в том, чтобы отразить мировоззрение и традиции своего народа, показать, как растет ребенок в этой традиционной среде. 

Как вы знаете, Мординов был под давлением цензуры — от него требовали, чтобы он воссоздал в книге образ советского человека. Ему, конечно, не нравилось, что он вынужден писать под диктовку. 

Насколько сложно было реалистично и детально отобразить быт того времени?

— Были сложности с финансированием, но с реквизитом нам очень помогли музеи Таттинского улуса и народные театры. Мы очень благодарны им за то, что они пошли нам навстречу.

Ведь они могли бы арендовать этот реквизит за большие деньги, а вместо этого они помогли нам совершенно бесплатно. Так что с их помощью нам удалось уложиться в рамки нашего небольшого бюджета.

Нам хотелось, чтобы в картине всё — и одежда, и все вещи вплоть до кухонной утвари — дышало этим временем. Важно, чтобы во время просмотра фильма у зрителя было ощущение, будто он перенесся в 1917 год. 

Фильм снимали на средства «Сахафильма»?

— Основная часть средств — из бюджета «Сахафильма», нам также немного помогла администрация Таттинского улуса. Хотя они еще не перевели часть обещанных средств.

Сейчас нам нужны деньги на пост-продакшн, для шумовой озвучки и цветокоррекции.


«Вы не представляете, насколько сложно работать с детьми»

В те времена пределом мечтаний детей из бедных семей было пойти в школу, не говоря уже о поступлении в училище или вуз. Какое отражение эта тема нашла в фильме?

— Даже получение среднего образования было действительно пределом мечтаний. Мой отец, к примеру, закончил четырехклассную церковно-приходскую школу, он родился в 1916 году.

В архиве я нашел дневники нескольких людей, писавших о том, как они учились в церковно-приходских школах. И одна треть фильма посвящена как раз учебе Никиты в школе. По идее эта часть могла бы стать отдельным фильмом, но вы не представляете, насколько сложно работать с детьми!  

Из-за капризов? 

— Дело даже не в этом. Мы специально отбирали разных детей — хулиганистых и непоседливых, прилежных и тихих. Не всегда они сходились характерами на съемочной площадке. 

Работа над фильмом велась больше года. Хотя еще несколько лет назад считалось нормой, когда съемки длились всего два-три месяца. 

— Фильм, в котором отражена современность, можно снять и за несколько месяцев.

А такие исторические картины, как наша, требуют, конечно, времени. К тому же мы хотели показать в фильме все четыре сезона, поэтому съемки велись весной, летом, осенью и зимой. 

Немало времени заняла еще подготовка — мы работали в архиве, искали исторические документы, посмотрели сотни фотографий того времени. 

А как вы могли бы охарактеризовать людей того времени? Какое у вас сложилось впечатление после сотен просмотренных фотографий, чтения их дневников?

— В первую очередь это люди, которые придерживались традиционных взглядов на жизнь. Они были более открытыми, доброжелательными, доверчивыми.

Все-таки рыночные отношения сильно повлияли на нас. Думаю, молодому поколению есть чему поучиться у своих дедов и прадедов. 

Будете участвовать с этим фильмом в фестивалях?

— Планируем. Я бы назвал этот фильм фестивальным. Будем отправлять заявки на российские и зарубежные фестивали, в том числе класса «А». Будут субтитры на русском, английском, возможно, еще на китайском.

К слову, изначально фильм получился довольно длинным — он длился три часа, мы сократили его до 2 часов 19 минут. Но все, кто видел его — еще даже без профессиональной озвучки, сказали, что он смотрится на одном дыхании. 

Фото Яны Винокуровой

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: 55
Это интересно
Обратная связь