«Все было как в кино». Якутянин Виктор Сафран — о беспорядках в Казахстане и эвакуации на военном самолете

«Все было как в кино». Якутянин Виктор Сафран — о беспорядках в Казахстане и эвакуации на военном самолете

Якутянин Виктор Сафран рассказал News.Ykt.Ru о незабываемых новогодних каникулах с друзьями в Алматы — о том, как они стали свидетелями беспорядков и вернулись на родину на военном борту.

Вечером 9 января из Казахстана авиацией Минобороны РФ вывезли более 1400 граждан России, которые находились там во время массовых беспорядков. Среди них студенты и туристы из Якутии — всего 21 человек.

2 января в Казахстане начались протесты, спровоцированные двойным повышением цены на сжиженный газ. Демонстранты требовали смены режима в стране и возвращения Конституции 1993 года, а также снижения цен на бензин, коммунальные услуги и продукты питания, повышения зарплат и пенсий. В ходе протестов были разгромлены магазины, захвачены городские администрации и аэропорт Алматы, происходили столкновения с полицией и военными.

«4 января пропал интернет»

Мы полетели в Казахстан праздновать Новый год. Что самое интересное, до этого мы застряли в Бишкеке: рейс отменили из-за густого тумана. Думали: ладно, останемся и будем праздновать тут. В конце концов не без усилий вылет все-таки состоялся — 31 декабря. Мы такие: «О, да! Новогоднее чудо!» Прилетаем в Алматы, радуемся, отмечаем Новый год.

4 января мы катались на коньках, после пошли в ресторан. Вот тогда впервые пропал интернет. Мы не смотрели новости и вообще не знали, что там происходит. Я помню, как 3 января нам вроде говорили: «Ребята, не останавливайтесь на площади Республики. На западе страны идут митинги, здесь лучше не маячить лишний раз». Ну, митинги и митинги. Они там, по словам местных, происходят часто.

И вот, мы покушали в ресторанчике, выходим, интернета нет. Все еще не понимаем, что происходит, и решаем пройтись, погулять по центру. Уже тогда мы почувствовали напряжение в воздухе, но никто не говорил об этом вслух. Потом нашли попутную машину, и нас благополучно довезли до дома. Повезло, что за день мы как раз сняли немного налички. 

«Мы не понимали все масштабы происходящего»

На следующий день у нас был запланирован однодневный тур до озера Кольсай. Мы просыпаемся и понимаем, что мобильного интернета все еще нет. Зато был вайфай, и мы смогли заказать такси до цирка — места встречи с туроператором, где нас ждал автобус.

Народу было вообще мало, центр города был весь в мусоре, стояла сгоревшая машина. Обстановка напряженная, воздух наэлектризован. Тем не менее мы тогда не понимали все масштабы происходящего и благополучно уехали на природу. Интернета там не было, мы расслабились, обо всем забыли, гуляли, радовались жизни и снимали тиктоки.

Возвращаемся в город. Чем ближе, тем более нагнетающей становилась обстановка. Люди перешептываются, разговаривают по телефону, и мы осознаем, что что-то не так. А в это время туроператор заявляет: «Оставим вас в цирке, где начался тур. Надеемся, с вами все будет хорошо». А цирк — это место недалеко от беспорядков. Замечательно, подумали мы. Выходим и начинаем отчаянно ловить попутку. Было как-то страшно: полиции не до нас, вокруг мародеры и всякие психи. Поймали машину, и водитель нас спрашивает: «Ребята, а вы в курсе, что в 500 метрах от вас происходит самая дичь?» И показывает нам видео, где горят машины и разбитые магазины. Замечаем вспышку на той стороне города. Едем дальше и видим, что вдоль дороги стоит машина. Подумали, что перекрыли, но оказалось, что это сгоревшая пожарная машина.

video preview

Приезжаем домой, встречаем других ребят, радуемся, включаем новости, и стало совсем не до смеха. В ту же ночь мы чуть не сорвались на границу с Бишкеком. Но одна из подруг сказала: «Может, все-таки не стоит, а вдруг что». Мы все согласились и решили переждать.

«Все волновались, даже наши друзья обращались в МИД»

Нам удалось связаться с родственниками, и они нам все организовали. Там был один якут, Максим, который живет в Казахстане. Мы хотим его поблагодарить. Это он там все организовал, обратился в МИД, собрал наши данные, всех нашел.

Звонили родители, мой телефон разрывался, так как связь стабильно работала только у меня. Интернет появлялся ночью, а утром пропадал. Они беспокоились, и мы всех успокаивали, хотя в первое время сами в это не верили. Это был какой-то сюр. Даже наши друзья обращались в МИД, кидали наши данные, что очень приятно нас удивило. По сути, ты первым делом думаешь о родных, потом о друзьях. Выходишь с ними на связь, а они такие: «Фуф, вы живы!» Становится немного стыдно, что так поздно позвонили.

Один раз папа мне пишет по ватсапу ночью: «Езжайте в аэропорт и прилетайте в Москву». А я же не напишу ему, что аэропорт захватили, ничего не работает. Не знаю, что ответить, и просто пишу, чтобы они не волновались. Даже немного приукрасил: «Маме ничего не говори, нас тут крышуют и делают все возможное, чтобы безопасно вывезти из страны». На самом деле так и произошло. Сделали все, чтобы нас вытащить. Мы еще шутили, что будем лететь до дома на военном самолете, в итоге все так и вышло.

«Мы сидели в военном самолете как в ящике»

Ехать до аэропорта на эвакуацию тоже было страшновато, мало ли что. Слава богу, доехали нормально. Там нас встретили военные с автоматами. Вижу, и внутри немного паника. Потом думаю: «Господи, Витя, успокойся, они на нашей стороне». Но аэропорт был полностью вооружен и разгромлен: разбитые витрины, кровь на двери. Многие женщины плакали, атмосфера была давящая. Но когда мы встретили земляков, прямо почувствовали дух единения и сплочения: «Сахалар бары бииргэ!»

Когда сели в самолет, радовались и смеялись. Мы люди позитивные, а пассажирам вокруг было не до веселья. Во время полета было реально напряженно. Но думаю, это было связано с тем, что мы сидели в военном самолете как в ящике, без окон и дверей, народу уйма. Было непонятно, в воздухе мы или на земле, куда нас везут. Потом, когда мы сели в Москве, я прямо почувствовал, как все были счастливы. Наконец-то дома, на Родине.

В целом обращались с нами хорошо. Даже пилот был на позитиве, перед рейсом он пожелал нам приятного полета, а по прилете сказал: «Спасибо, что воспользовались услугами нашей авиакомпании». 

video preview

«Назарбаева никто не жалует»

Мы жили у местных жителей — в семье у нашего друга казаха. Когда начались митинги, они были только за. Говорили: наконец-то справедливость восторжествует. И в доме чувствовалось это настроение. Но потом по ходу развития событий, когда начали узнавать о смертях, всем стало страшно. У людей стало болеть сердце за Родину. Они поддерживали друг друга и президента Токаева. К нему относятся толерантно и все-таки уважают, а Назарбаева никто не жалует. В доме только и делали, что разговаривали о политике, я мало что понимал, но суть была ясна. Много говорили слова «крыса», «заслужил», «убежал».

Честно, местами было страшно за свою жизнь. Впечатления, конечно, на всю жизнь. Все было как в кино. Мы поехали на Новый год, а вернулись на военном самолете. Там были такие максимально смешанные эмоции. Мы волновались, иногда паниковали, но при этом всегда старались шутить и быть на позитиве.

Я не считаю, что имею право что-то говорить в целом о беспорядках и жертвах, я не из Казахстана, но это ужасно, черт возьми. Я надеюсь, что у них поскорее все уладится и все будет хорошо.

Большое спасибо тете Нуриле и ее семье за гостеприимство и такую огромную помощь. Мы никогда этого не забудем! И верим, что все будет хорошо.

В Казахстане в результате массовых беспорядков задержали около восьми тысяч человек. Об этом сообщает Tengrinews со ссылкой на оперативный штаб министерства внутренних дел республики.

Понедельник президент страны Касым-Жомарт Токаев объявил днем траура по погибшим в результате массовых беспорядков. Точное число жертв пока неизвестно, счет пострадавших идет на тысячи. Власти заняты окончательной стабилизацией обстановки, силовики в отдельных регионах все еще проводят точечные задержания зачинщиков беспорядков.

Фото и видео Виктора Сафрана

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: -38
Это интересно
Обратная связь