«Как дальше жить?» Истории жителей села Бясь-Кюель, оставшихся без ничего

«Как дальше жить?» Истории жителей села Бясь-Кюель, оставшихся без ничего

7 августа из-за лесного пожара 185 жителей небольшого села Бясь-Кюель в Горном улусе лишились жилья. Всего сгорело 40 домов, среди них шесть многоквартирных. Это не считая хозяйственных построек, гаражей и коровников. Также в тот день через два часа в летнике Ампардах сгорело 10 домов. Ущерб в Ампардахе пока не подсчитали.

https://www.youtube.com/watch?v=WfuPmLUaMvI&feature=youtu.behttps://www.youtube.com/watch?v=WfuPmLUaMvI&feature=youtu.be

Сгорел микрорайон Сайсар, дома на улице Кэскил. Тут преимущественно жили молодые семьи с детьми. Было несколько многоквартирных домов.

Братья Степановы под завалами ищут старые ружья, чтобы сдать их. В этом некогда четырехквартирном доме жили 20 человек. Братья собирались открыть тут автомастерскую, только построили гараж и закупили необходимое оборудование. Не успели оформить. В тот день они тушили пожар вблизи села. «Всего 30 минут понадобилось огню, чтобы уничтожить тут все. Прибежали, пытались что-нибудь спасти — не удалось. Говорили, что поселку огонь не угрожает, никто не ожидал такого. Пожар уничтожил наш трактор „Беларусь“, два автомобиля — УАЗ и иномарку. Также заживо сгорели кошки, курицы, кролики. У соседей телята сгорели в хотоне (коровнике — прим. ред.). За несколько дней завезли все свежее сено, чтобы огонь их не уничтожил, но все зря», — рассказывает Семен на фоне верховых пожаров вдалеке. 

«Тут все очень дружны, все друг другу родственники, активно участвовали во всех мероприятиях села, — говорят они, рассказывая, кто где жил. — Это старый, первый район в деревне. Народное название Нуучча бөһүөлэгэ (поселок Русский — прим. ред.)». 

Спустя почти сутки после пожара кое-где все еще тлеют остатки домов. Начальники МЧС и глава улуса с пепелища выходят в прямой эфир с федеральным оперштабом. Глава Горного улуса Никита Андреев просит задействовать авиацию. На другом конце провода обещают помочь. После рапорта заместитель начальника ГУ МЧС РФ по Якутии Евгений Рощин отмечает: «Такого я никогда не видел. За 15 лет службы в Якутии ни разу огонь не переходил на дома. Каких богов мы прогневили?!»

Вокруг ходят представители других профильных служб — газовики, электрики, ветеринары. «Очень много животных получили ожоги», — говорят они.

Виды, открывающиеся перед глазами, кажутся декорациями к фильму… Огонь не пощадил ничего. Нет заборов, огородов, только каркасы машин, железные остовы металлических кроватей. По единственной печке с трубой можно узнать дом 61-летней Дианы Жирковой, сейчас она находится в эвакопункте — в улусном центре в здании Бердигестяхской школы. 

На улице Кэскил они жили в доме номер 14 вшестером. Во дворе стояло три дома, два коровника, амбар, баня, душ, гараж. В одном хотоне стояли 10 голов скота, в другом — курицы, свиньи и кролики. «Я была в хотоне, кормила телят. Как услышала о пожаре, развязала их и выбежала. Так и осталась в чем была — в грязной одежде, калошах. Нам сказали: бегите, спасайтесь сами! Удалось спасти четырех телят. А 80 кроликов, пять куриц, свинья — все живьем сгорели. Слышала, как кричат бедные, но не смогла их вытащить. Сейчас переживаю, где мои коровушки… С нами работают психологи. Немного успокоилась. Поддержка и сплоченность людей дают сил не унывать. Сыновья с отцом сейчас в дальнем сайылыке (летнике — прим. ред.), где тоже огонь. Не знаю, как они там, спасли ли дом, скот. Восемь дней от них нет вестей», — говорит она. 

Диана Алексеевна просит нас показать фотографии из Бясь-Кюеля. «О, это же моя малышка Кэскилээнэ! Она жива, бедняжка моя», — заплакала Диана Алексеевна, увидев на фотографии блуждающих на пепелище коров.

Многие жители утверждают, что пожар разгорелся в 11 часов, когда прибыл Айсен Николаев. Якобы пожарные развернулись, чтобы встретить делегацию. На месте подхода верхового огня стояли две пожарные машины и водовозка, говорят они. И вдруг по рации их вызвали. Они развернулись и уехали, сказав: «Скоро вернемся». На месте остались жители и был трактор с емкостью с водой. «Если бы были пожарные, мы бы справились с огнем», — говорит местный житель Илья Аввакумов. Шесть-семь домов сгорели сразу. Пожарные машины вернулись, когда уже все горело. 

В составе группы был заместитель министра экологии республики, главный лесничий Якутии Сергей Сивцев. Он утверждает, что вертолет прибыл в 11-м часу, но пожар разгорелся только к двум часам дня. «Я был в составе комиссии, которая приезжала с главой республики. Никаких встреч с пожарными службами не было. Мы приезжали на осмотр пожара, огонь приближался к поселку. Пожар заходил в село с разных сторон — с восточной и южной. Я лично видел, как машины поехали на пожар, который заходил в село с восточной стороны», — говорит он. Сейчас ситуацию анализирует прокуратура.

«Пожарные машины стояли наготове, но в какой-то момент они исчезли. Люди говорили, что приехал какой-то важный чиновник и все машины двинулись туда. Они утверждают, что, уехав с пожара, упустили момент, когда можно было его остановить», — говорит Ачет Никифоров. Его дом на Кэскил, 3 сгорел одним из первых. Ачет в то утро приехал с матерью Акулиной Кирилловной из сайылыка Ампардах забрать документы. Съездили на другой конец деревни к родственникам. Когда они вернулись, начался огненный шторм. «Все было против нас в тот момент. Первым начал гореть хотон соседей, мы все с ведрами побежали туда. Огонь перекинулся к нашим домам, мы побежали обратно. Я из ведер поливал старый дом, тут вспыхнул гараж, далее — забор, строительные материалы, хотон, а потом и старый дом. Не пощадил он и новый. У нас воды почти не было. Таскали ведрами остатки воды в бочках. Помогали военные, они пытались спасти старый дом, тушили из насосов. Потом откуда-то появились парни с ведрами. Был полнейший хаос», — вспоминает он. 

«По идее, говорили, что тот пожар, который обрушился на нас, был локализован, но порывистый ветер разбудил его. Его окарауливали. И когда с другой стороны поселка начался пожар, все поехали туда. И тот, который оставили, вспыхнул с новой силой». Потеряв все в Бясь-Кюеле, Ачет с матерью вернулись в Ампардах, где только построили новый дом. «Приехали, видим: два наших дома горят, еще и мотоцикл. Сейчас я беспокоюсь о тракторе, который оставил в поле. Там тоже все горит. Вот так в одночасье мы лишились всего, что наживали годами всей семьей». 

Светлана Яковлева с мужем жили на улице Кэскил, 7. Осиротев в 10 лет, она стала мечтать о своем доме. 30 лет назад построили с мужем дом и в каждую мелочь вкладывали душу. «Больше всего мне жалко память — фотографии детей, когда они были маленькими, родителей, которые умерли, когда я была ребенком. Остальное наживное, главное — все живы. Эти дни в эвакопункте напоминают мне интернатское детство. Помощь и поддержка идет от знакомых и незнакомых людей. Я очень благодарна каждому. Говорили, что все под контролем. Прибыло много помощи, много служб. Никто не ожидал такого. В тот момент я была дома. Муж позвонил и велел уходить, сказал, что верховой огонь идет прямо на нас. Я все равно не верила, но на всякий случай взяла документы и вышла. Огонь уже подходил к хотонам. Я завела трактор и поехала». 

В тот же день погорельцев эвакуировали. Многие пострадавшие находятся в селах Асыма и Кюерелях у родственников, в основном все уехали в Бердигестях. В райцентре также открыты пункты временного размещения: в школе, спортзале и интернате. 10 человек разместились в школе, 43 человека, из них 20 детей, — в интернате. В спортзале готовы принять людей на случай эвакуации из Кюереляха. 

Анну Дмитриеву с четырьмя детьми еще вечером 6 августа привезли в эвакопункт. Старшему восемь лет, младшему — четыре. «На следующий день мне позвонил муж и сообщил, что уже все. Я никогда не показывала слез детям, а тут не сдержалась. Дети до сих пор не знают, все время спрашивают: „Мама, когда домой?“ Говорю, что когда приедет папа, то съездим в город, сходим в парк, потом видно будет. Мы купили этот дом, использовав материнский капитал и взяв кредит, который еще не закрыли. Я до сих пор не знаю, как там, что там. Все как будто во сне. Иногда вдруг думаю: „Аа, у меня же в ларе голубика, ее можно продать“. Потом вспоминаю, что ничего нет: ни ларя, ни дома, ни бани, ни гаража — абсолютно ничего. Хочу проснуться дома и забыть все как кошмарный сон», — говорит Анна, развешивая детские вещи. «Жизнь продолжается. Двое должны в школу пойти, сейчас собираю документы, сходила в соцзащиту, прокуратуру. Везде обещают помочь», — глядя на своих бегающих по двору детей, завершает она разговор.

Между селами Кюерелях и Бясь-Кюель находится сайылык Ампардах, где в тот же день сгорело 10 домов. Уцелел только один дом и коровник семейного крестьянского хозяйства «Уйгу». Восемь человек во главе с 76-летней Варварой Яковлевой уже несколько дней одни отстаивают свое хозяйство в сайылыке. «У нас пожар начался через два часа после Бясь-Кюеля. Я в тот момент работал здесь. Наши сами спасли дом и коровник. Но угроза все еще есть. Только что сообщили, что огонь опять движется в сторону села и нашего сайылыка. Вот разрываюсь, не знаю, что делать: нужно и землякам помочь, и семью спасти. Моя теща — патриот, она из Ампардаха не уедет, будет до конца защищать свой дом и хозяйство. Там вырыли рвы, без конца поливают дом, коровник», — говорит 50-летний водовоз Константин Ефремов. У него красные от ожога глаза, как и у многих мужчин здесь.

Что касается помощи от властей, то с сегодняшнего дня начались выплаты по 30 тысяч рублей каждому пострадавшему. «Это сумма, которую мы посчитали необходимой на первое время. Люди остались ни с чем, им эти деньги сейчас очень нужны. Мы хотим пожилых людей на две недели устроить в реабилитационные центры, чтобы они прошли реабилитацию. Пока изъявила желание только одна женщина. Центр уже готов, может принять до 30 человек. Министерство образования организовывает выезды в детские лагеря», — говорит Иван Алексеев, и.о. министра труда и социального развития РС(Я).

В личном разговоре с погорельцами Айсен Николаев пообещал построить дома каждому за четыре миллиона рублей, говорят погорельцы. Вечером того же дня, собрав их в администрации, предложили благоустроенные дома из стеновых панелей MHM (Massiv Holz Mauer), поскольку бруса в Якутии в продаже нет. Строители обещают, что эти дома выдержат суровые морозы и ветра. 

В эвакопунктах работают волонтеры, в школе организована общественная приемная. Их главная задача заключается в создании условий в пунктах, составлении списков пострадавших и их нужд. 

«Людям сейчас необходима помощь в элементарных вещах, начиная от зубных щеток, носков, белья. Поэтому, как только поступают средства, мы сразу закупаем необходимое», — рассказывает волонтер Мария Копылова. 

Счета для помощи погорельцам

Мобильный банк: 89243660829 Мария Семеновна К.

Администрация муниципального района «Горный улус» Республики Саха (Якутия)

678030, Республика Саха (Якутия), Горный улус, с. Бердигестях, ул. Ленина, 8

Реквизиты:

ОКТМО 98620000

ИНН 1411003560

КПП 141101001

Наименование: УФК по Республике Саха (Якутия) (администрация МР «Горный улус» Республики Саха (Якутия) л/с 04163210070)

Р/с 03100643000000011600

К/с 40102810345370000085

Наименование банка: ОТДЕЛЕНИЕ-НБ РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) БАНКА РОССИИ//УФК по Республике Саха (Якутия), г. Якутск

БИК 019805001

л/с 04163210070

КБК: 12020705030050112150

Прочие безвозмездные поступления в бюджеты муниципальных районов (Фонд пострадавшим от чрезвычайных ситуаций)

#пожары

Фото: Вадим Скрябин

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: -252
Это интересно
Обратная связь