«Отдал все, что у меня было, не жалея себя». Айаал Лазарев — об участии в Олимпийских играх, жизни на обезболивающих и личной трагедии

«Отдал все, что у меня было, не жалея себя». Айаал Лазарев — об участии в Олимпийских играх, жизни на обезболивающих и личной трагедии

News.Ykt.Ru продолжает рубрику «Лучшее за 2021 год: выбор редакции» и предлагает вам вспомнить лучшие материалы прошедшего года.

В этом материале единственный якутянин, принимавший участие в прошедших Олимпийских играх в Токио, рассказал о главном спортивном событии года и впервые поделился трудностями на пути к нему.

9 августа Айаал Лазарев вышел в прямой эфир на своей странице в инстаграме. Предлагаем пересказ самого главного.

«В жизни есть куда более серьезные удары» 

— Хочу поблагодарить всех, кто искренне переживает, поддерживает, несмотря на победы и поражения, всегда искренне желает добра, это мои друзья и земляки — имею в виду как Якутию, так и Кыргызстан. Спорт он такой — напрямую показывает, каково бывает в жизни. Когда ты выигрываешь и у тебя все хорошо, вокруг тебя очень много людей: все поддерживают, говорят приятные слова, являются твоими друзьями, поклонниками, которые всегда в тебя верили. А как только познаешь горечь поражения, очень многие люди меняются мгновенно: ты буквально становишься их врагом, как будто ты зашел к ним в дом, избил их, ограбил, унес самое ценное, обидел. И начинается негатив, грязь и так далее. Таких людей я никогда не понимал. 

Поражение для спортсмена всегда огромный удар, испытание. Спросите любого, кто хотя бы три-пять лет занимался каким-нибудь видом спорта — у огромного числа из них, естественно, были поражения. Но они же наверняка занимались этим делом: каждый день приходили и тренировались, ездили на соревнования, проигрывали, приезжали и снова продолжали тренировки, опять проигрывали, потом где-то выигрывали — наверняка же они не ездили на эти соревнования с целью проиграть. 

Это все испытания. Спорт преподносит огромное количество испытаний: кому-то чуть меньше, кому-то чуть больше, но здесь без испытаний не обойтись. И поражения в спорте я стараюсь принимать как испытания на характер, на дух, на то, чтобы не ломаться психологически, морально. Потому что в жизни есть куда более серьезные удары, и если сравнить с этим поражения в спорте — это не настолько критично.

«Последние полтора месяца каждый день на обезболивающих и противовоспалительных уколах. Причем каждый раз сильнее, потому что идет привыкание»  

— При подготовке к соревнованиям, в том числе и к этой Олимпиаде, я отдал все, что у меня было, не жалея себя. Потому что, во-первых, это мой выбор, это моя жизнь: если я не буду готовиться серьезно, буду обманывать сам себя, терять свое время. 

Но в единоборствах есть такие вещи, как травмы — очень тяжелые для любого спортсмена последствия профессиональных занятий. Для меня, наверное, это еще и одно из последствий того, что я очень многого не знал, когда начинал именно в тяжелом весе. А начал я очень поздно: в 22 года только к тренеру пришел и только в 23 начал серьезно тренироваться — начались первые выезды за пределы республики. К 30 годам, за семь лет, мы успели завоевать определенное количество медалей, титулов и набраться опыта. Но при этом, из-за того что у нас в Якутии не было спарринг-партнеров или старших, которые боролись на международном, хорошем уровне, могли передать свой опыт и знания, приходилось идти практически на ощупь, делать и пробовать все подряд — и вот где-то там нажил огромное количество травм, которые только накапливаются. 

Поэтому на данный момент, при подготовке к этим соревнованиям, были огромные проблемы со здоровьем: на обоих коленях порваны мениски, между несколькими позвонками на пояснице стерты межпозвоночные диски. Боль. Элементарно сложно встать со стула, сесть, наклониться. Последние полтора месяца каждый день на обезболивающих и противовоспалительных уколах. Причем каждый раз сильнее, потому что идет привыкание. Это, конечно, очень сильно сказывается и на самочувствии, и на здоровье. Но цена была уже озвучена — Олимпиада. И отказываться или сниматься уже варианта не было — надо было идти до конца. Мы приложили все свои усилия, как могли подготовились, приехали, но...  Все-таки я не смог преодолеть эти боли — любое резкое движение бьет сразу в поясницу словно током, прямо в самый нерв, и ноги сами подкашиваются. Я даже не понимал, как уже оказался на коленях. 

На сегодняшний день мне 35 лет. Я занимаюсь тем, что я люблю — с детства мечтал быть борцом, заниматься вольной борьбой. И я не жалею, что выбрал именно этот вид спорта, не жалею, что такова цена большая. Сейчас перенести обычный день мне помогают уколы или обезболивающие таблетки — без этого мне сложно, качество дня нарушается кардинально. Из-за болей в пояснице я пять-шесть лет не могу спать на животе или на спине, только на боку. Это я к чему? К тому что, если ты поставил какую-то цель в своей жизни, надо быть готовым заплатить за это определенную цену. И эквивалент совсем не в деньгах, а в твоем здоровье и времени. 

«Когда у тебя нет условий — это очень тяжело»

— Когда у тебя нет условий — это очень тяжело. Думаю, мы бы никогда не услышали таких имен, как Майк Тайсон, Мухаммед Али, Бувайсар Сайтиев, Александр Карелин, если бы у них не было в свое время, на ком расти: сильных спарринг-партнеров, опытных тренеров, преемственности, традиционных каких-то победных историй в их регионе. 

Мне, чтобы потренироваться, приходилось уезжать из дома очень надолго в другой регион. Это всегда психологически очень тяжело, особенно в начале: когда ты никого не знаешь, все другое, все другие. Это не твоя обычная домашняя еда, к которой ты привык, не тот комфорт, атмосфера, даже элементарно кровать не такая, в которой ты можешь куда удобнее спать и восстанавливаться.

А денег как бы особо не выделялось, особенно в начале. Но это закономерно, потому что начинающему спортсмену надо хоть что-то показать, чтобы в него вливали деньги. И поэтому все учебно-тренировочные сборы, которые я провел на Кавказе, с Кыргызстана ни разу не оплачивались. Это либо мы с тренером использовали свои деньги: он свои вкладывал, я свои — точнее это были деньги моих родителей, родственников, друзей родителей, у кого-то мы брали в долг. 

Затем у нас появился очень хороший, теперь уже друг, меценат, который очень сильно помог в свое время. Благодаря ему и началось все это восхождение на пути к карьере тяжеловеса — Березин Семен Максимович. Если бы не он и его ощутимая помощь в течение нескольких лет, это было бы невозможно сделать.

«Каждому дается та сложность, которая ему на самом деле по плечу» 

— Если говорить про трудности, которые приходится переживать, мне хотелось бы сказать про триумфаторов сегодняшней Олимпиады Заурбека Сидакова и Артура Найфонова. Когда эти парни были школьниками, у них произошла трагедия. Они учились в Беслане, где произошел теракт и погибло очень много людей. У Артура не стало мамы. Это настолько страшная цена... Если бы эти парни тогда сдались и сломались, мы бы сегодня о них не услышали.

Успехов добиваются только те, кто не сдается, кто принимает трудности, перешагивает через них, как бы ни было тяжело, и идет вперед. И только тогда успех, удача и счастье в жизни будут заслуженно даны богом. А вот если бы, например, кто-то из них проиграл, то началось бы очень много грязи и критики от псевдоспециалистов, из-за которых могли бы повестись уже другие из-за стадного чувства. Поэтому, не зная судьбы людей, не стоит поливать их грязью и негативом, что бы ни случилось.

Что для меня сегодняшняя победа? Прежде всего поддержка моих земляков, искренняя поддержка людей. От этого я ощущаю, что прошел этот путь не зря и не зря пожертвовал достаточно многим. Серьезно.

У меня был перерыв с 2016 по 2020 год, когда я не участвовал в соревнованиях, не тренировался на ковре, не готовился ни к чему — просто проводил обычные тренировки и держал себя в форме. Четыре года спустя, в 2020 году, я решил вернуться, и тут бахнула пандемия.

В течение этих четырех лет произошло много хорошего и много плохого в моей жизни: я потерял маму, пережил предательство близкого человека, травмы… абсолютная финансовая пустота… Было сложно, но я не терял надежды и не опускал рук.

Сложности в жизни человека — для того, чтобы их преодолевать, и каждому дается та сложность, которая ему на самом деле по плечу. И стоит тебе преодолеть ее — будет определенное вознаграждение.

И я вернулся в октябре 2020 года в надежде попасть на Олимпиаду. Удалось хорошо побороться в ноябре на международном турнире в Москве, на Кубке мира, затем на чемпионате Азии, на лицензионных турнирах, и — путевка на Олимпийские игры.

Последние полгода были очень насыщенными. Не жалею, что решил вернуться. Но меня преследует огромная череда травм, поэтому сейчас я не могу ничего сказать конкретно. Сначала, прежде всего, надо восстановить здоровье, хотя бы для того, чтобы элементарно обычный бытовой день у меня проходил без боли — чтобы я хотя бы мог с пола поднимать свою обувь без боли. В следующем году будут Азиатские игры, в 2024 году — Олимпийские игры. Не буду ничего загадывать, все со временем будет ясно. 

«Благодаря Кыргызстану я состоялся как борец. Осетия меня воспитала как спортсмена высокого класса» 

— Отдельная благодарность, конечно, Кыргызстану. Там меня поддерживают, несмотря ни на что, огромное количество людей. Это, наверное, моя судьба — благодаря Кыргызстану я состоялся как борец. Когда я перешел в Кыргызстан, у меня не было никаких результатов на международной арене, на сегодняшний день — не раз входил в десятку сильнейших борцов мира, поднимался на пьедестал различных соревнований в течение долгого времени, и все под флагом Кыргызстана. Есть определенное количество болельщиков, которые всегда меня поддерживают, пишут, когда бываю в Кыргызстане, даже узнают, подходят, жмут руку и желают удачи — это очень приятно. Это говорит о многом. 

А вот Осетия меня воспитала как спортсмена высокого класса. Там настолько приятные рабочие условия создавались, что даже ребята специально подстраивались под меня, зная, что у меня соревнования. Они как спарринг-партнеры, когда надо было делать контрольные, уже заранее обговоренные схватки, планы меняли только ради меня — из уважения как к гостю, как к человеку, который готовится. Там и тренеры, и спортсмены любого возраста, когда к ним обращаешься, всегда искренне со всей душой тебе помогают. Это практически моя вторая родина: многие годы я тренировался и находился там много в месяцев в году. 

«Надо смотреть на все трезво: не имея должных условий, как можно стать олимпийским чемпионом, призером?»

— В тяжелом весе я набрался достаточно опыта и надеюсь, этот опыт применю во благо будущих тяжеловесов. Школа тяжеловесов в Якутии — идея, которую мы с тренером уже давно задумали. В принципе, при желании, при поддержке руководства или каких-то отдельных инвесторов, спонсоров это осуществимая задача. На данный момент в республике есть только один специалист по подготовке тяжеловесов — Сивцев Иван Николаевич, мой тренер. На сегодняшний день в тяжелом весе реальные результаты есть только у него. Все именно благодаря ему, его стратегическому мышлению, подходу к тренировкам и подготовке — из абсолютно сырого человека, у которого не было ничего, кроме желания: ни «физики», ни таланта, ни чувствительности, ни какой-то базовой подготовки… Тем более я пришел в возрасте, когда многие уже заканчивают бороться. 

Чем больше времени проходит, тем больше мыслей о школе тяжеловесов. Мне кажется, если в таком ключе работать, то тяжелый вес и в Республике Саха когда-нибудь начнет становиться конкурентным. На сегодняшний день признаем факт, что в Якутии он не конкурентный абсолютно. Я единственный человек, который готовится, например, к чемпионату мира или континента, и у меня «дома» нет даже одного-двух конкурентных ребят, с кем бы можно было поработать. Вообще. И при этом в таких условиях надо готовиться и победить таких представителей, как, например, американец. Их 300 миллионов. Представьте, какая там государственная база работает на подготовку первого номера страны. Турция? 80-90 миллионов населения. Представьте, какая государственная поддержка идет. И так далее… А у меня в Якутии даже спарринг-партнера нет. 

Для примера: если сегодня в Якутии будут тренироваться четыре-пять тяжеловесов, молодых парней 18-20 лет, и они будут хорошо тренироваться, возможно, кто-то из них лет через пять будет иметь серьезные результаты. Если это будут тренировки на уровне среднячка, то они хотя бы на уровне России прибавят. Затем каждый из них откроет секцию, будет тренировать тяжеловесов — те ребята немножко прибавят, тут же человек хотя бы 15-20 наберется в Якутии, начнется хоть какая-то минимальная конкуренция. Потом они уже своим опытом начнут тренировать других, и вот уже 15-20 тренеров в тяжелом весе будут готовить тоже по 10-15, и уже где-то 30-40 конкурентных между собой неплохого уровня ребят смогут создать реальную угрозу — будут претенденты на медали. Сегодня же если четыре-пять человек придут в зал тяжелого веса — это уже победа. 

Надо смотреть фактам в лицо. Конечно, мы максималисты — я сам тоже хотел медаль. Естественно, были поводы о ней думать, потому что есть определенные медали, определенные титулы. Но надо смотреть на все трезво: не имея должных условий, как можно стать олимпийским чемпионом, призером? Победить тех людей, у которых по 10-15 отфильтрованных со всей страны спарринг-партнеров? Не говоря уже о круглогодичной подготовке, о регулярном финансировании и так далее. Конечно, это чисто человеческая психология: хочется больше и больше.

Но на сегодняшний день я — единственный экземпляр, из-за этого сложно на ком-то расти, с кем-то прибавлять, а тут еще и травмы, и сразу несколько шагов назад, все заново приходится начинать. Поэтому надеюсь, что в будущем все у нас превратится в такую же удачную, успешную, победную традицию, как и в легких весах. А в легких весах я бы не сказал, что у нас какой-то застой, о котором многие говорят. У нас есть призеры, чемпионы России, международных стартов, чемпионата Европы, что по молодежи, что по юношам, что по взрослым. Застоя у нас нет — стабильные результаты. Я не знаю, кто подливает масла в огонь. Как будто каждый чемпионат мира по 10 медалей приходило золотых и тут резко не стало. Регулярно были определенные результаты, и в этом плане не сбавили. 

«Возраст не особая проблема, если ты себя всегда держишь в форме» 

— Что насчет возраста? Мне 35, но по результатам, которые мне удалось после четырехлетнего перерыва получить на Кубке мира, на чемпионате Азии, можно сказать, что возраст абсолютно ни при чем. Самое главное — это тренироваться стабильно, если есть регулярные тренировки, то ты всегда в форме. Даже в весе 52 кг Валентин Йорданов боролся до 42 лет. Возраст до таких логичных рамок в 40-42 года, в принципе, не особая проблема, если ты себя всегда держишь в форме. Другое дело, когда ты распускаешься, расслабляешься слишком — там уже сложно. Поэтому главное — желание и мотивация, самомотивация, тогда, в принципе, можно выступать на самом высоком уровне. Так что если есть какие-то атлеты, которым 27-30 лет, не надо на них ставить крест. 

«Люди нахватались фраз из фильмов про спорт, которые смотрели» 

— Очень много людей мне пишут: «Не обращай внимания на хейтеров, злые языки» — и так далее. Я давно понял, что различные заумные фразы, наподобие «не выложился до конца», «не собрался», «надо было забыть обо всем», в сопровождении с определенными язвительными оскорблениями люди нахватались из фильмов про спорт, которые смотрели. Уверен, они сами не знают, что такое тяжелая тренировка, что такое «выложиться» и «забыть обо всем». 

Если вы на что-то собрались идти, на что-то большое, необычное, надо понимать, что будут люди, которые не будут верить в вас, будут оскорблять и унижать — неуверенных в себе людей на самом деле очень много. Никого не надо слушать. Все эти слова: «мешок», «слабый», «не сможет», «у тебя никогда не получится» — я это слышал очень много раз. И очень много раз доказывал обратное результатами. Мне очень много раз говорили: «Олимпиада? Ты что? Просто забудь о ней». 

Никогда не слушал таких людей, не воспринимал их всерьез. Их жалеть надо. Они ничего в жизни не добились в силу своего слабого характера, безмотивационности, бесцельности, просто плывут по течению, привыкли обвинять всех вокруг, кроме себя.

Если бы я слушал слова других людей, вот этих вот неуверенных, я бы давно бросил борьбу, сидел на ненавистной работе и так же находил время заходить и регистрироваться где-то на сайте, сидеть писать, а потом смотреть, сколько человек это прочитало. Не знаю, что может стать легче в твоей жизни от того, что ты там кого-то обольешь грязью? Таких очень много, и они всегда будут говорить и ничего, кроме «говорить». Поэтому никого не надо слушать, никому не надо верить — только себе, своим мыслям, своим силам. 

«Россия очень сильная страна, где очень много сильных борцов» 

— Почему я выступаю не за Якутию, не за Россию? Почему-то ни у кого не возникает вопросов к футболистам, хоккеистам, баскетболистам, которые меняют клубы по три-пять раз за карьеру. А в единоборстве стоит кому-то перейти за другую страну — все, «он слабый». Артур Таймазов, трехкратный олимпийский чемпион, боролся, достиг этих медалей за Узбекистан. Что он настолько слаб, что три раза Олимпиаду выиграл? Просто Россия очень сильная страна, где очень много сильных борцов, и бывает ряд обстоятельств, которые не позволяют раскрыться всему этому потенциалу. Поэтому, если есть возможность представить другую команду, выбирают — и это обычная практика. В мире это практикуется во всех видах спорта, и здесь нет ничего криминального, нет такого, что он от трусости или своей слабости убежал. Если человек слабый, его другая страна в принципе не возьмет.

«На любой работе, если будешь работать фанатично — можно куда больше заработать» 

— По контракту сколько я получаю? У меня нет контракта — все от результата зависит: будет результат, будет стипендия, не будет результата — не будет. Все просто. И вольная борьба это не такой коммерческий вид спорта, как футбол. На сегодняшний день у меня пять медалей с чемпионата Азии: золотая, серебряная, три бронзовые, олимпийское участие, медаль Кубка мира. Но ключи от машины или квартиры я не получал, и никаких предпосылок к этому никогда не возникало. Денежными призами миллионными никто мне на голову тоже не сыпал. 500-700 тысяч в какой-то год в совокупности было. 

Борьба — один из самых, наверное, сложных видов спорта и при этом один из самых низкооплачиваемых. Кто-то, да, квартиры получает. Я чисто лично за себя могу сказать. Ничего не имею против тех, кому их дают — это абсолютно заслуженно, потому что ребята отдают всего себя, работают, тренируются в ущерб всему: здоровью, времени, деньгам. 

При подготовке ты уходишь в абсолютный минус — нет ничего, пока не получишь результатов. Если даже дадут спортсмену за какую-то медаль тысяч 200, сразу начнут говорить: «Целых 200 тысяч». Даже, допустим, 500 тысяч. Смотрите объективно: на 500 тысяч ты сейчас ничего не купишь — ни участка хорошего, ни квартиры, ни машины. При этом у спортсмена этого есть дети, жена, маленькая зарплата, старые родители, кто-то из них, возможно, болен. И он начинает помогать им: часть туда, часть сюда — все, деньги закончились. Это маленькие деньги, особенно у нас в Якутии, с нашими ценами.

Поэтому не надо считать деньги спортсменов, не каждый месяц такие суммы в 300, да даже в 100 тысяч выдают. Неужели эти деньги человек не мог бы заработать за несколько лет работы? На любой работе, если ты будешь работать фанатично — можно куда больше заработать. 

«Когда мама заболела, у меня не было денег ей помочь» 

— Когда мама заболела, у меня не было денег ей помочь. Это был тот момент, когда я еще сидел с травмой, не мог даже передвигаться, только сошел с костылей после операции. Сложно. Эти моменты все… Всей семьей как могли собрали, заняли, что-то продали и помогали. И я бы без зазрения совести всю свою карьеру, все регалии, медали — все это просто влегкую, не задумываясь, отдал бы, чтобы вернуться хотя бы на четыре-пять лет назад, чтобы у меня хотя бы был небольшой шанс хоть как-то помочь, предупредить и спасти маму. 

В жизни бывает много сложного, надо уметь терпеть эти сложные тяжелые удары. Если ты чем-то занимаешься, надо заниматься этим не ради денег, мне кажется. В жизни всех денег не соберешь, всю власть не получишь: на сильного найдется сильнейший, на богатого — еще богаче.

Я счастливый человек только потому, что я сегодня проснулся здоровым, у меня есть свои руки, ноги, глаза, у меня нет никакой аллергии — я могу поесть любую еду. Я абсолютно счастливый человек только на этом. Я благодарен богу, что я сегодня проснулся таким. Я благодарен богу, что сегодняшний день прошел так. Мне этого достаточно — не нужно каких-то баснословных сумм.

Если я вижу, что кому-то могу помочь, я просто помогаю. И добро не должно делаться взамен чего-то, для чего-то, оно должно делаться искренне, тихо, спокойно. Как Хабиб Нурмагомедов сказал: «Если у тебя есть два рубля, отдай один рубль — тебе этого хватит, а человеку, возможно, это в жизни очень сильно поможет». 

Помню, в студенчестве стипендия была 2,5 тысячи — и это повышенная за хорошую учебу и за мастера спорта. И были моменты, когда надо было однокурснику или другу помочь, у которого были какие-то проблемы. 1,5-2 тысячи отдашь и думаешь: «На проезд в автобусе хватит... Перебьюсь».

Человек должен быть человеком прежде всего: у тебя должна быть доброта, искренность, никаких негативных мыслей, потому что негативные мысли — это вирус, болезнь, которая прогрессирует и забирает. А по закону притяжения плохое притягивает плохое, хорошее — хорошее. Хорошие мысли притягивают хорошие моменты в жизни.

Фото: gettyimages

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: 419
Это интересно
Обратная связь