«Я не хотел обидеть якутов». Greenpeace России — о высказывании, что якуты не тушат костры из-за религиозных соображений

«Я не хотел обидеть якутов». Greenpeace России — о высказывании, что якуты не тушат костры из-за религиозных соображений

В видеоинтервью изданию «Новая газета» Григорий Куксин, руководитель противопожарного отдела Greenpeace России, объясняя, в чем причины пожаров в Якутии, отметил, что якуты не тушат костры из-за религиозных соображений.

«Якуты, которые не тушат костры, — это отдельная беда вплоть до религиозных убеждений, что духи огня обидятся».

Григорий Куксин сейчас в дороге с очередного пожара. В беседе с журналистом News.Ykt.Ru он отметил, что не хотел обидеть якутов как народ. 

https://youtu.be/Znqxk9ye-b0

Интервью Григория Куксина «Новой газете». 

«Прошу прощения, если кого-то обидели мои слова про якутов и костры. Я, конечно, ни в коем случае не имел в виду национальную особенность, и мог в интервью неосторожно назвать якутами всех жителей и гостей региона. За что прошу прощения. Люди, которые не тушат костры, бросают окурки и жгут траву, есть среди всех народов. И среди последователей всех религий. И рассказы про то, что „духи огня обидятся, если закидать огонь землей“ (такие объяснения мы слышим от представителей самых разных народов), для меня ничем не отличаются от высказываний в стиле „если воля Божья разгореться, то разгорится, от моего костра тут ничего не зависит“ (это реальные цитаты). Мне реально без разницы, какой вы национальности, пола, гендера, цвета кожи, вероисповедания, образования, возраста, сексуальной ориентации и политических взглядов. Только, пожалуйста, костры за собой тушите, окурки не бросайте, траву не жгите. Тогда и гореть будем меньше», — написал Куксин в фейсбуке.

Напомним, сводный отряд российского отделения природоохранной Greenpeace России прибыл в Якутию для помощи в тушении пожаров в национальном парке «Ленские столбы» 5 июля. 

«На фоне этого небольшого скандала меня обвинили еще и в том, что я нарочно дискредитирую якутов, чтобы усилить позицию федеральных властей по поводу передачи лесных полномочий от „не справляющейся“ Якутии федеральному центру. Нет. Это не так. Я не верю в передачу полномочий. Потому что за те деньги, которые в виде субвенций дают Якутии на борьбу с пожарами, ни одна федеральная структура не сможет эффективно бороться с пожарами в этом регионе. Это не вопрос управления (тут можно и так и эдак поступать, но это не про Якутию тогда вопрос, а про все регионы), а вопрос финансирования. У Якутии надо не полномочия забирать, а денег (субвенций на осуществление переданных лесных полномочий) выделять достаточно. То есть раз в 10 больше, чем сейчас. У нас все регионы недофинансированы в разы по этому направлению, но если смотреть в рублях на гектар, то Якутия недофинансирована особенно сильно. На мой взгляд, региональные власти в этом году сделали все возможное для удержания ситуации с пожарами под контролем, но ресурсов им заведомо не хватало. И именно из-за этого не получилось тушить вовремя в зонах контроля», — отметил Куксин.

Якутия горит по самым банальным причинам. Но большинство пожаров все равно от людей, считает Куксин. 

«Посмотрите на начальные точки пожаров. По термоточкам, по снимкам „Сентинель“ и „Ландсат“. И посмотрите, какие пространственные связи сразу обратят на себя ваше внимание. Процентов 90–98 всех начальных точек пожаров окажется в непосредственной близости от дорог, вырубок, населенных пунктов и рек. То есть там, где есть люди. И там, куда редко попадают молнии. Если мы будем искать молниевые начальные точки пожаров, мы их тоже найдем. Это будут вершины, водоразделы. Часто это будут пожары, возникшие в один день и расположенные на одной линии (по прохождению грозового фронта). Мы можем проверить себя системами грозопеленгации, архивами погоды. Молнии вызовут пожары в течение нескольких дней (до недели) после самой грозы. И мы увидим, что в масштабах целых регионов доля молниевых пожаров останется в пределах 10 процентов. Да, будут малонаселенные территории, где пожаров вообще мало (по количеству, не по площади), и из них большинство — от молний. Будут густонаселенные территории, где от молний доля процента пожаров, а остальное от людей. Но в среднем девять из 10 — по вине людей», — сказал руководитель отдела Greenpeace России.

Также он объяснил, почему сильнее горят малонаселенные улусы Якутии: «Потому что их не тушат или почти не тушат. Конечно, в более населенных местностях реагируют лучше, тушат быстрее. И при том, что пожаров там больше, площади пожаров меньше. Там, где пожары долго не обнаруживают, долго не могут доставить людей и технику, конечно, площади больше. Там, где отказываются тушить, площади зависят только от погоды и местных особенностей. Но это не про причины пожаров, а про реакцию на них».

Он отметил, что Якутия по причинам пожаров не отличается от соседних регионов. Да и от других проблемных лесных регионов. Сейчас не менее на слуху пожары в Карелии. И причины там те же самые. Сейчас это костры и окурки. И очень в небольшой степени грозы. «И это не про национальные особенности саамов, карелов, финнов, русских, это про то, что надо быть осторожнее с огнем. И не использовать костры при введенном ОПР или режиме ЧС. А во всех остальных случаях правильно выбирать место, правильно пользоваться костром и правильно его тушить — поливать большим количеством воды, перемешивать угли с водой и проверять рукой, что не осталось ни одного теплого уголька», — отмечает Григорий Куксин. 

#пожары

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: -139
Это интересно
Обратная связь