Мать подростка, ставшего инвалидом в результате падения на стройке, подала в суд на компанию «АЭБ Капитал»

Мать подростка, ставшего инвалидом в результате падения на стройке, подала в суд на компанию «АЭБ Капитал»

19 августа 2019 года 16-летний Евгений Петров упал с высоты четырех метров во время стройки корпуса 2-1 в 203 микрорайоне. В результате несчастного случая юноша стал инвалидом.

Предыстория трагедии

В 8:00 утра Женя со своими друзьями уже во второй раз пришел на стройку, чтобы поработать в качестве разнорабочего. Объект принадлежит компании ООО «АЭБ Капитал». Парня с друзьями встретил прораб Михаил Сафонов, который нанял их на работу ранее, 15 августа. По версии следствия, он был в курсе, что они несовершеннолетние. Бригадир Яковлев в обходном журнале велел ребятам указать свои фамилии и год рождения, в графе «профессия» — отметить «Верес» (после, уже на суде, он признал, что эти указания он получил от начальства). Мальчики узнали, что это название субподрядной организации ООО «Верес», которую нанял «АЭБ Капитал», тоже только на суде. 

Яковлев по поручению Сафонова дал указание Жене покрасить перголу (навес, который представляет собой сборную конструкцию из нескольких арок, соединенных между собой с помощью перекладин-брусьев, — прим. ред.) на кровле здания. После, увидев, что Петров красит балки перголы, сидя сверху конструкции, он велел ему слезть и дал другое задание. Спускаясь, Женя сорвался и упал с высоты четырех метров. Яковлев стоял к нему спиной и увидел, только когда мальчик уже упал. Подбежав к нему и убедившись, что тот жив и находится в состоянии шока, бригадир позвонил Сафонову, доложил о происшествии, и Сафонов уже вызвал скорую. 

«Яковлев знал, что Женя несовершеннолетний, он и на суде это признал. Кроме того, в том журнале были записи других подростков, где в графе „возраст“ можно было найти детей 11 лет. Это был рабский труд. Они таскали шлакоблоки и песок», — рассказала мама Жени Розалия Петрова. 

Как подросток оказался на стройке

«Женя в то лето работал на пл. Ленина в прокате детских машинок. Это был его первый опыт заработка. Он говорил нам, что хочет быть самостоятельным. Он так радовался, что нашел работу. Сестренкам каждый вечер обязательно кефир покупал. Хвастался, что сам на него заработал…» — рассказала Розалия Петрова. 

Уже в августе Женя встретил своего знакомого, который шел со стройки и рассказал, что ему там платят по 1000-1500 рублей в день и туда просто попасть. Ничего не сказав родителям, Женя пошел работать на строительную площадку со своими одноклассниками. 

Давление со стороны властей

По словам мамы мальчика, в день трагедии она вечером сходила на стройку, поговорила с рабочими и сфотографировала их. Они показали место, где Женя работал, рассказали, как он упал.

На следующий же день ей позвонили из Госинспекции труда и порекомендовали заключить трудовой договор задним числом с некой компанией ООО «Верес». 

«После мне позвонила следователь по фамилии Высоких с тем же предложением, аргументируя тем, что без этого договора она не сможет начать расследование. Я отказалась подписывать документы, пока сын не придет в сознание и не расскажет все сам. Когда Женя вышел из комы, он сообщил, что ни о какой компании „Верес“ он не знает и общался только с работниками „АЭБ Капитал“», — рассказала Розалия Петрова.

Дело в том, что мама показала сыну фотографии рабочих и тот указал тех, с кем общался — прораба Михаила Сафонова и бригадира Яковлева, сотрудников компании «АЭБ Капитал».

«Я написала заявление в прокуратуру города с жалобой на давление со стороны Следственного комитета и Госинспекции труда, а также уполномоченному при президенте России по правам ребенка. После этого Следственный комитет отстранил Высоких. Был назначен другой следователь, который возбудил уголовное дело в отношении Сафонова по факту привлечения к тяжелому труду несовершеннолетнего ребенка», — рассказала Розалия.

Отметим, что прораб Михаил Сафонов был уволен сразу же после трагедии. Позже на него было возбуждено уголовное дело. В октябре 2020 года он был приговорен к двум годам условно. 

«Хотя он изначально категорически не признавал, что брал Женю на работу, на третьем заседании он уже признал свою вину сам», — рассказала мать юноши. 

Решение Госинспекции труда республики

Инспектором были выявлены нарушения сразу нескольких статей Трудового кодекса (ст. 76, 212, 225 ТК РФ), а именно привлечение к тяжелым и опасным работам лиц младше 18 лет и допуск лиц без обучения и проверки знаний правил охраны труда. Ответственными лицами по решению Госинспекции труда признаны Михаил Сафонов, прораб ООО «АЭБ Капитал», генеральный директор компании Игорь Борисов и начальник участка строительного объекта Окоемов.

На основании проведенного расследования главный госинспектор Николаев сделал вывод, что «данный несчастный случай подлежит квалификации, как связанный с производством, оформлению актом H-1 и подлежит учету и регистрации в ООО „АЭБ Капитал“». 

 

Как себя чувствует Женя сейчас

В результате несчастного случая врачи констатировали у Жени множественные переломы костей черепа и лица, ушиб головного мозга тяжелой степени, перелом локтевой и лучевой костей, перелом ключицы, перелом ребра поперечного отростка позвонка и другие травмы тяжелой степени. В свои 16 лет подросток стал инвалидом. 

«Нынче Женя в 11 классе. Раньше он учился хорошо, занимался спортом, всегда был активным. Он ведь мечтал стать военным. Сейчас уже все иначе. Он второй год учится на дому. Из дома практически не выходит, потому что без нашей помощи он не может ходить: мучают головокружения и постоянные головные боли. У него полностью отсутствует кость черепа с правой стороны. Начались судорожные эпилептические припадки на фоне повреждений. Мы не знаем, что будет дальше», — говорит Розалия Петрова.

«Взобрался на сооружение самостоятельно, каску снял сам»

В октябре Женю выписали из больницы. После начались долгие судебные тяжбы в защиту его интересов, которые длятся до сих пор. Исходя из материалов следствия, прокуратура города требовала, чтобы суд признал трудовые отношения между компанией ООО «АЭБ Капитал» и несовершеннолетним Женей Петровым.

13 марта 2020 года Якутский городской суд удовлетворил иск прокуратуры Якутска, основываясь на доказательной базе и постановлении Госинспекции труда республики. Хотя представитель ответчика ООО «АЭБ Капитал» на суде привел доводы, что Петров Евгений не может быть признан работником компании, поскольку совет директоров не принимал такого решения. Но суд отклонил их. К тому же присутствовавший на суде замдиректора предприятия ООО «Верес» Тимур Шаноев заявил, что детей на работу не брал и видит Женю и других мальчишек впервые. 

В свою очередь, представители компании в августе 2020 года подали апелляцию в Верховный суд Якутии. На суде они изложили свою версию случившегося: Женя Петров имел трудовые отношения с ООО «Верес» (подрядной организацией «АЭБ Капитал»), инструктаж мальчик прошел, взобрался на сооружение самостоятельно, никаких указаний по этому поводу ему не давалось, защитную каску снял сам. 

Правда, на суд представители ООО «Верес» не явились и версию компании никак не опровергли и не подтвердили, дело было рассмотрено в их отсутствие. Сам Женя Петров признался, что услышал об этой организации впервые в зале суда. Изучив все обстоятельства дела, суд отказал истцу в удовлетворении иска, признав доводы несостоятельными. 

В конце октября 2020 года компания ООО «АЭБ Капитал» подала встречный иск в Якутский городской суд на постановление Госинспекции труда, не желая признавать факт наличия трудовых отношений с Женей Петровым. Суд был проигран.

Хождение по мукам

Поняв, что руководство компании не желает признавать решение суда, 10 ноября родители подростка написали заявление в Минтруд республики с просьбой провести госэкспертизу условий труда на стройке, чтобы по итогу получить справку формы Н-1 (о факте наличия производственной травмы на работе). Эта справка позволит получить единовременное пособие на ребенка-инвалида.

«По закону ведомство имеет право выдать справку по решению суда. Но ведущий специалист министерства Константин Коротов сказал нам, что не может выдать эту справку, потому что на него оказывают давление сверху», — рассказала Розалия Петрова.

Тогда мама пострадавшего подростка обратилась в Госинспекцию труда республики, которая 21 декабря 2020 года вынесла предписание в адрес компании «АЭБ Капитал» — устранить нарушения ТК РФ в течение трех рабочих дней, выдать справку формы Н-1 Жене Петрову. Предписание компания не исполнила.

Кроме того, представители компании подали иск в Девятый кассационный суд во Владивостоке, который состоялся 24 декабря 2020 года. Но и здесь они суд проиграли. 

«Я понимаю, почему компания отказывается выдать нам справку. В этом случае они признают свою вину. Никто из представителей компании не выходил на нас, не желал разговаривать. Мы встречались только с их адвокатом в суде», — сказала Розалия Петрова. 

Что дальше

13 января семья Жени получила ответ от Минтруда республики. Если вкратце, ведомство решило отложить госэкспертизу до 26 марта из-за отсутствия документов, которые должно предоставить ООО «АЭБ Капитал». Напомним, что запрос родители писали два месяца назад, 10 ноября 2020 года.

20 января состоится суд, где рассмотрят иск прокуратуры города в отношении ООО «АЭБ Капитал» на возмещение материального и морального ущерба Жене Петрову по факту полученных им увечий во время работы на стройке. 

26 января вместе с родителями Женя должен лететь в Москву в НМИЦ нейрохирургии им. академика Н.Н. Бурденко на обследование, и, если его состояние позволит, врачи проведут операцию по закрытию черепа. Правда, это при условии, что Минздрав республики выделит мальчику квоту. Также на 10 февраля у Жени запланирована очередная, уже третья по счету операция на руке в Якутске. 

«Мы обращались в одну из клиник Кореи, где Женю могли бы прооперировать и где он впоследствии прошел бы и реабилитацию. В его случае требуется не менее 3,5 миллиона рублей, которых у нас нет. Если мы выиграем суд и получим компенсацию, эти деньги нам очень помогут. У Жени из-за травмы головы образовалось механическое косоглазие, начались эпилептические судороги, никак не заживает рука из-за перелома локтевой и лучевой костей. Я просто хочу, чтобы мой сын был здоров и жил нормальной жизнью. Я сделаю для этого все возможное. Умолять и просить представителей компании дать нам денег я не буду. Все должен решить суд», — считает Розалия Петрова. 

Версия компании ООО «АЭБ Капитал» 

К моменту выхода материала генеральный директор компании Игорь Борисов согласился ответить на вопросы редакции касательно сложившейся ситуации. По его словам, компания не являлась работодателем Жени Петрова, и поэтому они факт трудовых отношений не признают. Хотя еще в марте 2020 года Якутский городской суд признал отношения трудовыми.

«Наша компания не являлась и не является работодателем Петрова. Непосредственным работодателем является компания ООО „Верес“, с которой на тот момент у нас был заключен договор подряда. Однако ввиду неправильных действий нашего прораба, который в нарушение должностной инструкции выполнял растасовку сотрудников подрядных организаций на рабочие места для выполнения работ, вынуждены исполнить решение суда, которое вступило в законную силу», — сказал Игорь Борисов.

При этом гендиректор компании признает сам факт произошедшего несчастного случая на территории его строящегося объекта. Кроме того, 20 января они планируют участвовать в суде.

«Мы несем ответственность за произошедший несчастный случай в рамках ответственности генерального подрядчика, а не в рамках трудовых отношений. Мы оспаривали в суде не свою ответственность за произошедший несчастный случай на объекте, а рассмотрение вопроса: чьим работником является Петров?» — уточнил Игорь Анатольевич.

Он также отметил, что от помощи мальчику компания не отказывается, так как понимает, что это произошло на их объекте.

«И чьим бы работником ни был Петров, мы несем ответственность как генеральный подрядчик объекта строительства, но не в рамках как работодатель», — добавил Борисов.

News.Ykt.Ru будет следить за развитием событий. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: -144
Это интересно
Обратная связь