«Другого выхода нет». Жительница пригорода Якутска объявила сухую голодовку 

«Другого выхода нет». Жительница пригорода Якутска объявила сухую голодовку 

56-летняя жительница села Владимировка Нонна Маршал объявила сухую голодовку. Она пытается добиться того, чтобы к селу в пригороде Якутска, в котором отсутствует водоснабжение, регулярно подвозили воду, а также чтобы ее стоимость была доступной.

«Цены на воду доходят до 1,5 тысячи рублей за кубометр, да и то ее не хотят возить. Я в очередной раз осталась без грамма воды. Неоднократно поднимала вопрос о решении проблемы с отсутствием водоснабжения в селе. Но на все мои заявления или нет ответа, или очередная отписка. С 30 июня 2020 года я вынужденно объявляю сухую голодовку. Другого выхода в решении данной ситуации я не вижу», — сообщила отчаявшаяся женщина News.Ykt.Ru. 

Нонна Маршал проживает на земельном участке родственников в селе Владимировка с 2013 года, в бытовке площадью 9 квадратных метров. 

«Пока силы были и я могла работать, снимала квартиру. Когда мама слегла, нам помогли родственники. Они разрешили жить на их земельном участке, помогли с кредитом. За 150 тысяч мы заказали строительство бытовки в 20 квадратных метров, а они построили нам всего 9 квадратных метров. По этому вопросу не раз жаловалась, но все бесполезно. Летом крыша течет, а зимой здесь вообще жить невозможно — очень холодно. Но больше мне жить негде. Детей у меня нет. Каждый месяц передаю родственникам по 7 тысяч с пенсии за кредит. Нужно утеплять все, но на это нужны средства, которых нет», — рассказывает Нонна Маршал.

Она показала журналистам пустые бочки, бидон и ведра для воды. «Заходите, посмотрите. Вот, видите, тут пусто, здесь тоже ничего нет — все высохло, — говорит Нонна Васильевна. — В чайнике осталось совсем немного воды. Вот так и живу». 

Затем она показала теплицу со словами: «Первую теплицу в Якутии в 70-е годы построил мой папа Ермилов Василий Тимофеевич. И первый арбуз тоже вырастил он. О нем тогда писали все, даже „Комсомольская правда“. Поэтому я просто не могла не построить себе теплицу. И у меня здесь тоже арбуз растет», — рассказывает Нонна Маршал.

— Мы жили здесь вместе с мамой, она была лежачая, поэтому я не могла работать. Мы с ней практически всю зиму жили на том, что вырастили в своем огороде. Так как воды в селе нет, чтобы хоть что-то вырастить, мне приходилось возить воду флягой в мамином инвалидном кресле-коляске из ближайшего водоема. Просила администрацию Хатасского наслега, к которому мы относимся, чтобы организовали оттуда подвоз хотя бы поливочной воды, на что мне глава Евгений Пермяков сказал: «Вы не имеете права оттуда брать воду и там купаться. Водоем пожарный, и мы его специально пополняем». 

Некоторые соседи на технические нужды собирают дождевую воду, а питьевую привозят из города на машине. У меня такой возможности нет, а возить на тележке уже нет сил. Знаю пожилых людей, которые, бедные, так же на себе воду таскают. Когда вижу их, подходят и просят: «Помоги решить эту проблему». 

Прошлым летом в июне и июле водовоз привозил воду три раза, а потом перестал приезжать. В августе дождевой водой огород поливала — так и пережили прошлое лето. А сейчас опять начинается та же самая история. 

С водовозом договаривались, что будет куб воды за 900 рублей возить, а в итоге взял 1350. Наорал на меня, что дорога плохая. Вчера весь день его ждала. Звоню, а он бросает трубку. В итоге так и не приехал. Звонила городским, но никто везти не хочет, говорят: «Вы далеко». 

Раз в два дня на поливку всего моего огорода с теплицей, не считая картошки, которую я не поливаю, уходит две с половиной бочки. Это 7 кубов в месяц как минимум. Нереально за такую цену покупать. У меня пенсия около 14 тысяч, плюс доплата в 1,5 тысячи за инвалидность. 

В 2019 году обращались в мэрию Якутска, заместитель мэра Владимир Федоров сказал: «Решим проблему». И тишина. Мы составили коллективное обращение от жителей села. Ответа не было. Только одни обещания. Потом он сказал: «Вам вообще ничего не положено». Но как это не положено? Должно быть какое-то обеспечение водоснабжения. 

Обращалась в прокуратуру. Они провели проверку, по итогам которой в мэрии разработали план мероприятий по водоснабжению в нашем селе. А потом все благополучно забыли, пока я снова в прокуратуру не обратилась. Выяснилось, что мэрия в указанный срок свои обязательства не исполнила и в апреле прокуратура направила в суд иск. В мае суд признал: то, что они не обеспечивают нас водой, — незаконно. Мэрию обязали в течение трех месяцев организовать водоснабжение в нашем селе. Но они пошли дальше, в Верховный суд. 

Я устала. Почему я должна постоянно выбивать ответы у прокуратуры и мэрии? Почему никто ни за что не отвечает? Я понимаю, что коронавирус. Но если вы работаете в ограниченном режиме и доступе, то ведь все равно должны выполнять свою работу и быть на рабочем месте.

У меня просто нет другого выхода: я объявляю сухую голодовку, не буду ни есть, ни пить. Прокуратуре я об этом официально написала, но они на это никак не отреагировали. На основании Конституции и законов Российской Федерации я требую, чтобы были соблюдены мои права, чтобы воду нам привозили стабильно и регулярно, установили доступную стоимость воды и выдавали квитанции или чеки для обращения за субсидиями. Пока мои требования не будут исполнены в полном объеме и тому не будет письменного подтверждения, я не прекращу голодовку. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: 178
Это интересно
Обратная связь