Французы Пьер и Стивен — о том, как они нашли работу в Якутске, философии путешествий и самых красивых девушках в мире

Французы Пьер и Стивен — о том, как они нашли работу в Якутске, философии путешествий и самых красивых девушках в мире

Путешественники и полиглоты из Франции Пьер (Pierre-emile Biot) и Стивен (Stevelakira Gint) рассказали в интервью News.Ykt.Ru о том, как они устроились на работу в Якутске, почему они мечтают побывать в Киргизии, и о самых вкусных и отвратительных блюдах, которые им доводилось пробовать во время их многочисленных путешествий.

Стивен и Пьер больше четырех месяцев живут в Якутске. Приехали в Якутск в феврале, «чтобы увидеть зиму и понять, как живут люди в -50°». 

Стивен и Пьер в России.

Сначала иностранцы оформили рабочую визу на четыре месяца, но потом продлили ее. Стивен устроился учителем английского в языковую школу, а Пьер работал официантом и помощником повара в японском ресторане, пока тот не закрылся из-за пандемии. В Якутске французы снимают двухкомнатную квартиру.

До того как приехать в Россию, они по году жили в Японии, Чили и Новой Зеландии. Оба — большие фанаты путешествий. Стивен успел побывать в 81 стране, Пьер — в 52. 

Стивен родился и вырос в Париже, а Пьер — в небольшом городе Тур. Они дружат 11 лет: в школе оба были фанатами игры Guitar Hero и участвовали в киберчемпионатах во Франции. 

О поездке в Россию

Пьер: — Мы по одному году жили в Японии, Чили, Новой Зеландии и вот так выучили японский, испанский и английский языки. Мы не в первый раз в России. Приезжали сюда три года назад, и нам понравилось здесь. Посетили тогда Москву, Екатеринбург, Новосибирск, Иркутск, Улан-Удэ, Хабаровск, Владивосток и другие города.

Стивен в Якутии.

Пьер в Японии.

В конце 2019 года решили, что хотим выучить еще русский язык. В январе этого года приехали в Россию и ездили по стране — хотели увидеть Камчатку, Казань, Санкт-Петербург, Нижний Новгород. Проездом были в Якутске, встретили здесь много классных и интересных людей и решили после путешествия обязательно вернуться сюда. В начале февраля мы так и сделали: приехали обратно в Якутск и нашли жилье и работу.

О пандемии коронавируса

Стивен: — Мы думали, что пандемия не доберется до Якутии. Но в любом случае мы рады, что оказались здесь, а не в центральной части России. В Москве ситуация намного хуже, чем в Якутске. 

Пьер: — Я потерял работу. Пока это худшее, что случилось со мной во время пандемии. К счастью, с моими близкими во Франции все хорошо. А так в Японии мы привыкли, что многие носят маски и очень часто моют руки, там такие вещи воспринимаются как норма.

Стивен: — Сейчас мы выходим только в магазин за продуктами. Просыпаемся как можно раньше, часов в шесть, и идем в круглосуточный супермаркет. Рано утром людей на улицах почти нет. Раньше мы могли посидеть с друзьями вечером в кафе или баре, но сейчас все закрыто, и нам пришлось поменять режим дня.

«Побывал в 81 стране за девять лет»

Стивен: — Я путешествую с 18 лет, сейчас мне 27. Сначала отправился один в Австралию. Помню, как вернулся оттуда домой и грустил. Казалось, что чего-то не хватает, и я снова отправился в путешествие. Поехал с Пьером в Новую Зеландию. За девять лет я побывал в 81 стране.

Bl_qIvWAr_J

Остров Пасхи.

Пьер: — А я начал путешествовать чуть позже. Когда мы с ним поехали в Новую Зеландию, мне был 21 год. За четыре года успел увидеть 52 страны.

После школы я должен был по идее поступить в университет. Только у меня не было такого желания: у меня не было никаких особых интересов, но я понимал, что хочу от жизни чего-то другого. Мы тогда много общались со Стивеном, он рассказывал о своем путешествии и жизни в Австралии. В итоге он убедил меня поехать в Зеландию. Там я устроился на свою первую работу и впервые нашел то, что вызывает у меня сильный и неподдельный интерес — изучение иностранных языков. 

Главный стимул для наших путешествий — это любовь к такой свободной жизни, поездкам и желание изучать языки. Мы не строим каких-то конкретных планов на будущее. Если я получу хорошее предложение о работе или встречу девушку, заведу семью, то поменяю образ жизни. Думаю, что, когда мы закончим путешествовать, мы сможем найти хорошую работу благодаря знанию нескольких языков. 

«Русский — не самый сложный язык»

Стивен: — Самое сложное всего в русском языке — падежи. Русские падежи. Вначале меня удивляло, что люди говорят не «Стивен», а «Стивену», «Стивена», «Стивене». Я был в замешательстве: «Почему они коверкают мое имя?» 

https://www.youtube.com/watch?v=Q3K7JmDGymg

Пьер: — В английском, французском и японском языках нет падежей, поэтому нам было непросто привыкнуть к этому. И когда ты составляешь в голове предложение на русском, нужно учесть одновременно очень много нюансов: роды, падежи, предлоги. Зато научиться читать на русском легче, чем на китайском или японском. И в целом эти языки выучить сложнее, чем русский.

Мы учим язык разными способами. Стараемся говорить как можно больше на русском, смотрим видео на YouTube. Мне нравилось учиться русскому на работе. Во время перерывов, когда не было заказов, я мог пообщаться с коллегами, чтобы лишний раз попрактиковаться.

«Носили по пять футболок и три пары штанов»

Пьер: — Сначала я услышал о Полюсе холода — Оймяконе — и потом уже узнал о Якутске как о самом холодном городе в мире.

Я уверен, что мои дедушка и бабушка — очень начитанные люди с широким кругозором — знают о Якутске и Якутии, но никто из моих друзей не слышал о вашей республике. И мне было интересно рассказать им о вещах, о которых никто из нашего окружения не знает, — и это классно. Мы могли поехать в Петербург и Москву, но решили, что будет скучно ехать туда, куда едут все. Намного интереснее побывать в регионе с совершенно другой и самобытной культурой. 

B8qiafEiE95

Стивен: — Главное, мы узнали, что такое настоящие морозы. В январе и феврале здесь было очень холодно. Температура опускалась до -46. 

Пьер: — Лицо замерзло, волосы и ресницы заиндевели. Было весело! Мы ведь еще не покупали специально теплую одежду, когда ехали сюда. Утеплялись как могли: носили по пять футболок и лонгсливов, три пары штанов. Все друзья и коллеги удивлялись: «Тебе так не холодно?» При этом люди говорили, что это была очень теплая зима. Мне бы хотелось приехать сюда в -50-55.

Стивен: — Мы не стали покупать теплую одежду, потому что не знали, как долго пробудем здесь. В любом случае мы собираемся отправиться отсюда на Тайвань, не хочется возить с собой много багажа. 

О суровых россиянах

Пьер: — На первый взгляд, россияне кажутся холодными. Но когда узнаешь их поближе, то понимаешь, что они очень душевные и дружелюбные. Во Франции ты легче знакомишься с людьми, но сложно завести с кем-либо настоящую дружбу. А в России все наоборот. 

Стивен: — В Якутии чувствуется, что люди заинтересованы в общении. К нам часто подходят, спрашивают: «Откуда вы? Как вам город?» В Москве и Петербурге такого нет. И в этом плане якутяне похожи на жителей Петропавловска-Камчатского — такие же радушные. 

О деньгах

Стивен: — В Австралии я работал на ферме, потом устроился в магазин техники. В Японии мы с Пьером оба были барменами, в Чили нашли работу в японском ресторане благодаря знанию языка.

В России очень сложно найти работу, если не говоришь на русском. Поэтому я, как носитель, стал учителем французского и английского языков.

BwsNfQSgI41

Пьер: — Мне очень помогло знание японского языка. Благодаря этому я получил работу в местном ресторане. Людей, говорящих на японском, вне Японии не так много, поэтому мы легко сходимся. 

«Каждый раз непросто оставлять все позади»

Стивен: — Когда живешь в другой стране целый год, ты обзаводишься множеством друзей и хороших знакомых. Поэтому самые грустные моменты во время наших путешествий — это когда мы прощаемся с новыми друзьями и коллегами.

Каждый раз непросто оставлять все позади и начинать с чистого листа в другой стране. Учишь новый язык, ищешь работу и жилье, встречаешься с новыми людьми. Постепенно обживаешься и привыкаешь к этому, а потом снова уезжаешь. И каждый год этот сценарий повторяется. 

ByQpk9dhjb2

В Чили.

Пьер: — Для меня одно из моих самых ценных воспоминаний — последний день работы в баре в Японии. Коллеги закатили для меня огромную вечеринку. Там собрались все мои японские знакомые и друзья. И когда я уходил оттуда, я почувствовал что-то вроде светлой грусти. Я плакал, но в то же время был искренне рад, что встретил во время своего путешествия таких людей.

Япония — единственная страна, в которой я очень сильно хотел бы остаться. Но позже осознал, что я пока не готов к этому. Хочется увидеть мир. 

Случай с пьяными подростками во Владивостоке

Пьер: — За все то время, что мы путешествовали, у нас было всего несколько небольших конфликтов. Один из них был в России. Мы объездили всю Россию и добрались до Владивостока. Пошли в торговый центр, там к нам подошли пьяные подростки. Они спросили, нет ли у нас выпивки и не пьем ли мы водку, и попросили купить им выпечку. Одна девушка вытащила нож и вертела его в руках. Все это было очень странно, и мы кое-как ушли оттуда. Потом стояли на улице и удивленно переглядывались: «Что это вообще было?» 

Стивен: — Это мелочи, в Иране было похуже.

https://www.youtube.com/watch?v=SNyxvIb1V2U

Пьер: — Там был небольшой инцидент. Мотоциклист отобрал у меня телефон, когда я стоял на улице. Мне просто надо было быть осмотрительнее.

Стивен: — В Якутске мы ходили в ночной клуб, чтобы посмотреть на ночную жизнь здесь. Попросили друга показать нам самый популярный местный клуб, и он отвел нас в «Ремикс». Он предупреждал, что нужно успеть уйти оттуда до трех ночи, пока там не станет опасно находиться. Так и произошло: после трех часов люди начали драться и бросаться друг в друга бутылками. Это, конечно, был интересный опыт. 

«Ок, сын, увидимся в следующем году»

Стивен: — Мне часто говорят: «Вау, я тоже хочу путешествовать так же, как ты. Это очень круто. Жалко, что я не могу». У одних ипотека, у других — семья и дети.

Пьер: — Самое сложное — принять решение и отправиться в долгое путешествие. Даже если ты можешь, у тебя вначале будет полно сомнений: «Вдруг со мной что-то случится? А если мне не хватит денег?» Очень сложно не думать о таких плохих вещах. Но как только вы начнете, вас будет не остановить. Поэтому мы и путешествуем до сих пор. 

Родные с пониманием относятся к моему увлечению. Когда я только уехал из Франции в Новую Зеландию, моя семья и друзья беспокоились за меня. Часто звонили и спрашивали, все ли хорошо. Сейчас они спокойны за меня. Когда я сказал отцу, что еду в Россию, он сказал: «Ок, сын, увидимся в следующем году». 

«Хочу побывать в Казахстане и Киргизии»

Стивен: — Мне хотелось бы успеть побывать во всех странах и континентах мира, пока я не получу действительно хорошее предложение о работе. Я еще не был в Африке и Антарктике. Меня привлекают нетуристические места — маленькие государства наподобие Бутана. 

Пьер: — Хотелось бы побывать в странах, куда не стремятся потоки туристов, — в Киргизии, Туркменистане, Казахстане. Люди удивляются, что я не был во многих европейских странах — например, в Италии, Греции. Но я и не хочу ехать туда. Мне намного интереснее поездить по Казахстану. 

Стивен: — Путешествия меняют тебя. Я встречал столько разных людей, познакомился со множеством других культур и поэтому стал более открытым всему новому. Все эти знания и впечатления сильно влияют на тебя как на личность. По национальности я француз, но я могу найти в себе что-то от японской, южноамериканской, новозеландской культур. Может, скоро на нас начнет оказывать влияние еще и русская культура. 

Пьер: — Для меня путешествия — возможность увидеть многообразие мира. Мне никогда не хотелось жить в одном месте, как в пузыре. Франция — хорошее место для жизни, но если ты никуда не выбираешься из дома, ты столько всего упускаешь из виду. Сами посудите: если бы мы остались во Франции, мы бы никогда не увидели Ленские столбы!

Во время таких путешествий ты постоянно учишься чему-то у совершенно разных людей с разным менталитетом, культурой, традициями. В Японии можно научиться скромности, а в России — твердости духа. Этот опыт помогает тебе лучше понимать людей и то, что ими движет, независимо от их национальности, происхождения и социального статуса.

О дружелюбных людях в Иране

Пьер: — Самых добрых и дружелюбных людей я встречал в Иране. Не считая, конечно, случая с кражей сотового. В Иране почти никто не говорит на английском, но везде люди подходили к нам, интересовались, откуда мы, спрашивали, нужна ли помощь. 

Во Франции и других странах Иран воспринимается как опасное место, где постоянно происходят военные конфликты. Когда я сказал семье и родным, что еду туда, испугались. Мой отец пытался отговорить меня от поездки: «Ты уверен, что хочешь поехать туда? Там ведь очень опасно!» Но в итоге люди там оказались такими милыми. Они подходили и говорили: «Я очень плохо говорю на английском, но очень хочу пообщаться с вами!»

Стивен: — Я думаю, самые дружелюбные люди живут на островах Самоа. Я опоздал на рейс, а следующий должен был быть лишь через пять дней. Женщина, которая работала в аэропорту, спросила у меня: «Все хорошо? Вам можно чем-то помочь?» Я объяснил ей ситуацию, и она предложила пожить пять дней у нее. И это не единственный случай. Местные жители с радостью принимают у себя гостей.  

В Якутии тоже живут очень гостеприимные люди. Нас часто звали на ужин и готовили специально для нас якутские блюда. 

Самое вкусное и ужасное блюда

Пьер: — Из якутских блюд и деликатесов я буду больше всего скучать по сырой жеребятине. Такое мясо больше нигде не попробуешь.

Стивен: — Самая вкусная еда — в Японии, Аргентине и Перу. 

Пьер: — Самым экзотичным блюдом, которое я когда-либо пробовал, был скорпион в Камбодже. 

В Чили.

Стивен: — Самым невкусным блюдом для меня был балут. Это национальное филиппинское блюдо — вареное утиное яйцо, в котором уже сформировался плод с оперением, хрящами и клювом. Эту закуску можно легко купить прямо на улице. 

А вот русская кухня вкусная — лучше, чем чилийская. Мне больше всего понравились стереотипные русские блюда — борщ и пельмени. Я сам не готовлю, но смог однажды приготовить готовые пельмени из магазина.

Пьер: — Недавно Стивен пытался приготовить жареный рис и спалил сковороду. Придется ее теперь выбросить. Я всегда присматриваю за ним, когда он готовит. 

Где живут самые красивые девушки?

Стивен: — Когда мы только приехали в Россию, мы были удивлены тому, насколько много здесь красивых девушек. Мои русские друзья удивились: «А француженки ведь более красивые и элегантные?» 

Пьер: — До приезда сюда мы думали, что разговоры о красоте русских девушек — какой-то миф. Но оказалось, что так и есть. И хотя мне на самом деле больше нравятся азиатки, я признаю, что самые красивые девушки живут в России, а если быть точнее — в Иркутске. 

«Путешествовать по России дорого»

Стивен: — Путешествовать по России довольно дорого. И в этом плане якутянам приходится очень нелегко. Мы заплатили за билеты из Красноярска в Якутск по 15 тысяч рублей. Казалось бы, расстояние небольшое, но тарифы высокие. Местные говорят, что это еще дешево. Так что просто вылететь из Якутска в соседний регион — это очень и очень недешево. 

Стивен: — Европейцам сложно понять такие проблемы. Из Франции в Германию можно добраться на поезде за четыре часа. 

Но я всем говорю: да, путешествия требуют денег, но можно здорово сэкономить, если грамотно подготовиться к поездке. 

О минимализме

Пьер: — У меня один чемодан, и мне этого хватает. Если появляются лишние вещи, я отправляю их почтой друзьям. 

Помню, как отправился в путешествие впервые: у меня было столько ненужных вещей. Но потом со временем ты понимаешь, что тебе не нужны 16 рубашек и семь пар обуви. Если ты путешественник, то лучше быть минималистом. Это делает жизнь намного проще.

Bv2FeiCHABn

Пьер в Патагонии.

Стивен: — Я научился быть минималистом и стал проще относиться к материальным ценностям и в целом к проблемам. Если я сломаю телефон или потеряю работу, я не буду сильно переживать. В жизни есть вещи намного важнее.

Пьер: — Чем больше мы ездим, тем лучше понимаем, что любой опыт — будь он хороший или плохой — учит тебя чему-то новому. Поэтому не нужно бояться перемен.

«Надеялись побывать на ысыахе»

Стивен: — Изначально мы планировали пробыть в Якутии до мая. Собирались после Якутска поехать на Тайвань. Но сейчас границы закрыты, поэтому мы не исключаем, что продолжим наше путешествие осенью или вообще в следующем году. Никто не знает, что будет дальше. Но мы и сами никуда не спешим. Все-таки четыре месяца — это очень мало.

Пьер: — Мы надеялись побывать на ысыахе. Знакомые здесь рассказали об этом празднике, культуре и традициях народа саха, поэтому нам хотелось увидеть все это своими глазами.

Сейчас мы занимаемся нашим YouTube-каналом. Мы начали снимать видео о путешествии по России. Скоро начнем публиковать видеоролики о Якутии. Хотим показать зрителям из других стран, как люди живут и работают в таких суровых условиях. 

Фото: страница Пьера в Instagram, страница Стивена в Instagram.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
Рейтинг статьи: 197
Это интересно
Обратная связь